Loading…
 Главная  >  Известные азербайджанцы  >  Асадуллаев Ага Шамси

Асадуллаев Ага Шамси

31.07.2016  /  

Asadullayev Aga ShamsiАзербайджанский нефтепромышленник-миллионер, покровитель науки и культуры, меценат.

Шамси Асадуллаев родился в бедной крестьянской семье в небольшом предместье Баку Амираджан и еще в отрочестве стал батраком. Нефтедобыча становится делом жизни Асадуллаева, когда в его край приходит крупный нефтедобытчик Кокорев. Юный Шамси работает «водителем» арбы на его промыслах. Со временем он становится приказчиком на предприятии Кокорева, а в 1874 году открывает собственную контору по добыче нефти. Пройдет почти 20 лет прежде, чем в 1893 году контора превратится в фирму «Шамси Асадуллаев» с уставным капиталом в 500 рублей. Еще 20 лет спустя этот капитал умножится до 10 миллионов.

Начиная свой путь в нефтяной промышленности с аробщика, Шамси Асадуллаев положил конец этой изнуряющей профессии, впервые из азербайджанских и российских нефтепромышленников заведя собственный танкерный флот, после чего нефть стали переправлять только танкерами. После появления на Каспии нобелевского «Зороастра» — первого нефтеналивного танкера в мире — Асадуллаев спускает на воду три нефтеналивных танкера — так называемые три «А»: «Азия», «Африка», «Америка». Он внедрял на своем предприятии и другое нобелевское новшество — нефтепроводы. За то, что он везде и всегда оказывался наравне с нефтяным гигантом братьев Нобель, Асадуллаева прозвали «гроза Нобелей». Действительно, где бы ни открывали они свои конторы и отделения — в России, Туркестане, Иране, даже в Финляндии, — рядом с ними немедленно появлялась контора Шамси Асадуллаева, который продавал нефть значительно дешевле и тем самым переманивал клиентов шведской фирмы.

Карьера Асадуллаева не всегда была безоблачной, и неудачи в делах были тесно завязаны на перипетиях в личной жизни нефтепромышленника. Еще в молодости Шамси женился на азербайджанке Мейрансе ханум, от которой у него родилось два сына и три дочери. Однако Шамси переезжает в Москву, где женится во второй раз на Марии Петровне Николаевой. Отец новой жены Асадуллаева был влиятельным человеком в Москве, сенатором, благодаря его связям дела Шамси пошли еще быстрее. Но это очень не нравилось первой жене Шамси и его сыновьям, которым по завещанию доставалось гораздо меньшее наследство, чем они планировали.

Старший сын Мирза и первая жена решили разорить Шамси. В конце октября, когда навигация на Волге прекращалась, цены на нефть в Баку сильно падали. Этим пользовались крупные нефтепромышленники, скупая у мелких владельцев нефть за копейки и наполняя цистерны и резервуары. Весной они отправляли нефть клиентам и продавали ее в несколько раз дороже. Однажды осенью Асадуллаев как обычно направил своему управляющему в Баку телеграмму, чтобы тот закупил столько-то тысяч пудов нефти. Нефтепромышленник уже подписал много договоров на поставку этой нефти весной следующего года. Однако весной выяснилось, что телеграмму управляющий не получил, нефть не закупил, а значит, чтобы выполнить заказы и расплатиться с клиентами Асадуллаеву придется продать все свои промыслы и пароходы. Оказалось, что осенью телеграмму получил сын Мирза, который по сговору с матерью ничего не сказал о ней управляющему.

Но их коварному плану не суждено было сбыться. На помощь Шамси пришли его друзья Гаджи Тагиев, Фатулла Рустамов и Муса Нагиев, которые верили в его деловую хватку и не сомневались, что он снова встанет на ноги. Дочь Нагиева была невесткой Шамси. Муса не допустил разорения свата. Он сам заплатил по векселям, закупил и отправил клиентам Шамси нефть. По совету Рустамова Шамси заложил на своем участке в Сураханах несколько буровых скважин. Вскоре одна из них забила мощным фонтаном. Нефтяной поток превратил окрестности в море, причем, нефть была высшего качества. В день скважина выдавала по десять тысяч тонн нефти. Она вошла в историческую летопись нефтедобывающей промышленности Баку — на ее месте даже заложили памятный камень.

Шамси Асадуллаев стал одним из богатейших людей Азербайджана и занялся благотворительностью. Его имя с благодарностью вспоминают и в Баку, и в Москве, и в Тбилиси. В этом благородном деле ему особенно помогала русская жена Мария Петровна, которая ради него даже приняла мусульманскую веру. У них не было детей, поэтому они старались помогать как можно больше детям и талантливым молодым людям, выделяя колоссальные суммы на строительство училищ, приютов и школ.

Большая сумма денег была выделена им на строительство Бакинского реального училища (ныне Азербайджанский Государственный экономический институт). Асадуллаев, не получивший практически никакого образования, взял на свое попечение крупнейший в Закавказье Александровский Тифлисский учительский институт и учредил там две стипендии своего имени. Тем самым Асадуллаев добивался увеличения квоты, выделяемой студентам-мусульманам. Ага Шамси Асадуллаев возводит на свои средства прекрасную мечеть в селении Амираджан (впоследствии, в Советское время снесенную) и церковь в Калуге. В Москве Асадуллаев даровал один из своих особняков на Воздвиженке московской мусульманской общине. В этом доме Асадуллаева открылась частная школа для мусульманских детей, а в 1917 году состоялся Всероссийский мусульманский съезд. После революции и до 1941 года в татарском Доме просвещения находились детский сад, школа, молодежный клуб, приют, театр, типография, а также различные студии, в том числе литературный кружок поэта Мусы Джалиля. В войну дом Асадуллаева служил госпиталем, а потом был передан Наркомату иностранных дел. В 2003 году в здании, сохранившем мусульманский растительный декор и восточные интерьеры, опять открылся Татарский культурный центр.

По завещанию большая часть имущества Асадуллаева должна была достаться Марии Петровне, с чем никак не хотели мириться разгневанные бакинские родственники. Они даже стали угрожать русской жене нефтепромышленника расправой, когда на помощь Асадуллаеву пришел его большой друг Владимир Алексеевич Гиляровский. Он посоветовал сделать в завещании оговорку, что «в случае насильственной смерти моей или моей супруги Марьи Петровны все наследство завещаю на нужды благотворительности». И все споры по этому вопросу оказались улажены.

Асадуллаев умер в Ялте 21 апреля 1913 года. Бакинские газеты поместили подробные некрологи об Ага Шамси. Когда траурная процессия проходила мимо роскошного здания Мусульманского благотворительного общества один из гласных Думы Мехти-бек Гаджинский, произнес речь: «Я позволю себе привести великие слова Корана. Всякий должен испытать смерть. Но, умирая, человек должен оставить по себе имя. Оно ценится не богатством. Многие богачи умирают, их смерть проходит, и скоро забываются их имена. Но имена таких людей, как Шамси Асадуллаев, будут вечно жить в памяти каждого мусульманина».

Источник: Вестник Кавказа

You might also like...

Лютфи Заде

Read More →