Loading…
 Главная  >  Культура  >  «Девичья башня»: трагедия любви на сцене Театра оперы и балета

«Девичья башня»: трагедия любви на сцене Театра оперы и балета

17.04.2017  /  

В одном из интервью Майя Плисецкая на вопрос, любит ли её супруг — композитор Родион Щедрин — дарить ей подарки и какие, известная балерина ответила: «Любит и дарит, но не банальные бриллианты, а балеты». Именно любовь стала подосновой для супруга М.Плисецкой подарить не только ей, но и всему балетному миру такие яркие хореографические опусы как «Дама с собачкой», «Кармен-сюита», «Анна Каренина», «Чайка».

В азербайджанской культуре столь щедрый музыкальный жест ко дню рождения супруги, задолго до русского композитора, преподнёс Афрасияб Бадалейли, подарив первой азербайджанской балерине и просто красавице Гамэр Алмасзаде балет «Девичья башня», волею судеб, ставший не только первым азербайджанским балетом, но и первым на всём мусульманском Востоке.

Видимо, искренняя любовь стала основой, скрепившей супругов в замечательный творческий тандем «композитор-хореограф», и балет получился во всех отношениях просто великолепным (а ведь это была их первая крупная работа над созданием балетного спектакля!). И, видимо, трагическая финальная составляющая их первой и единственной постановки повлекла за собой и драматические события в семейной жизни четы Бадалбейли-Алмасзаде — супруги вскоре расстались. Но остался балет — наше национальное музыкальное и хореографическое наследие, как символ того, что, даже несмотря на все жизненные перипетии, по-настоящему влюблённые мужчины могут подарить если не весь мир (макро-вселенную), то хотя бы часть своей души (микро-вселенную), которая может быть увековечена в памяти потомков.

Отрадно отметить, что отечественный Театр оперы и балета хранит эту память и каждый раз чутко отзывается на все знаковые события в культурной жизни страны. Вот и на сей раз, к 110-летию со дня рождения Афрасияба Бадалбейли балетная труппа театра подготовила своё приношение выдающемуся азербайджанскому композитору и дирижёру — спектакль «Девичья башня».

За основу сюжета своего балета А.Бадалбейли взял одну из многочисленных легенд, возникших вокруг тайного предназначения этого древнего сооружения, когда-то омываемого волнами Каспия. Вся фабула балета в новой редакции Фархада Бадалбейли сконцентрирована вокруг классического любовного треугольника: накануне свадьбы с возлюбленным — Поладом, красавица Гюльянаг оказывается во власти жестокого Джахангир хана. И чтобы спасти жизнь любимого, Гюльянаг соглашается на свадьбу с ханом. Последний поединок двух соперников, и Полад спешит к своей невесте огласить радостную весть — она свободна. Но только лёгкий красный шарф Гюльянаг — фата, украшающая её в день помолвки и ставшая символом их любви, остаётся на вершине башни, словно окроплённое кровью сломанное крыло птицы — немой свидетель последнего её полёта в морскую пучину — в бездну вечности.

Балет «Девичья башня» до сих пор пользуется успехом у отечественного зрителя, чему способствует, прежде всего, яркая, роскошно-живописная музыка А.Бадалбейли, которая просто «напоена» национальными истоками: индивидуальной ладово-интонационной «окраской» каждого героя, введением в музыкальную «ткань» балета столь знакомые с детства народными танцевальными («Шалахо», «Терекеме», «Кикиджан») и песенными мелодиями, использованием звучания тара в оркестровке балета (в исполнении Эльхана Мансурова — достойного представителя династии Мансуровых).

Под стать музыкальной составляющей и великолепная хореография Гамэр Алмасзаде. Постановку, построенную по всем канонам балетных традиций — сольные вариации, ансамблевые и кордебалетные номера, введение в структуру балета дивертисмента (сцены «Грёзы любви» в виде Па-де-де и череды ярких номеров в сцене свадьбы), — можно смело назвать практическим пособием, точнее, хрестоматией классических хореографических элементов. При этом Гамэр ханум весьма гармонично ввела в спектакль как элементы национальной хореолексики, так и целые народные танцы — отметим озорной «Танец с дэфом» (бубном) в исполнении Лианы Мирабдуллаевой из первого акта и «Танец нельбеки» в «Свадебном акте» в исполнении Динары Еналиевой.

Рисунок каждого танца в балете гибко фиксирует изменение ритма, фактуры противопоставлением нескольких танцевальных «линий», отвечающих на сплетение контрастных мелодико-ритмических элементов в партитуре. И здесь не только следует просто «вычертить» хореографический текст, но и «сшить» эмоционально-образную «ткань» в драмбалетных моментах (драматическая игра  балете с использованием пантомимы), погружая зрителей в атмосферу древней легенды. При этом актёрское мастерство должно проявляться у всех — и у солистов, и у кордебалета.

Весьма приятное впечатление оставила Тамилла Мамедзаде в партии Гюльянаг: довольно чёткий контур полётного движения в турах и прыжках, отчаянные тройные пируэты — словно её героиня пытается вырваться из сковывающих оков. И в плане актёрского воплощения, ведущая солистка балетной труппы театра создала яркий образ своей героини в развитии, в выразительной трансформации: от лучезарной, излучающей позитивную энергию и радость первой деревенской красавицы до отчаявшейся пленницы, понимающей свою обречённость. Ну, а сама молодость исполнительницы и красота протяжных линий рук лишь добавляли очарование в облик её героини (такую обаятельную Гюльянаг и на руках не грех подержать, и на царских носилках понести).

Главные мужские партии в исполнении двух наших премьеров — Гюльагаси Мирзоева (Полад) и Макара Ферштандт (Джахангир хан) кроме сольных вариаций достались изнурительные для исполнителей дуэты. Можно сказать, что спектакль «Девичья башня» — это спектакль-спор, спектакль-соперничество двух главных мужских персонажей не только за сердце красавицы, но и за симпатии зрителей, попеременно перетягивающих внимание, успех на себя. Помимо технических сложностей, отметим психологическую разработку дуэтов, где каждый жест, каждое движение подчинено образно-эмоциональной сфере каждого танца: влюблённые в Адажио — прекрасны, трогательны и уязвимы, как птицы, которым когда-нибудь придётся приземлиться и безвольной тряпичной куклой провисает героиня в руках ненавистного хана-злодея в их совместных дуэтах.

Кроме работы главных исполнителей, было бы несправедливо не подчеркнуть добротное исполнительское мастерство всей балетной труппы театра, включая исполнителей «второго плана» и кордебалет. Отметим выступление Эльмиры Сулеймановой, Фаига Губадова, Джейхуна Гулиева и Самира Гусейнова в «Грузинском танце» (хотя, судя по хореографии, это, скорее всего, собирательный танец горцев), очаровательный женский кордебалет с солирующей Алсу Гимадиевой в «Иранском танце», Фарида Ибрагимова в окружении озорных партнёрш — Джамили Керимовой, Динары Еналиевой, Лейлы Нариманидзе, Нелли Абдуллаевой и студентов Хореографической Академии — в «Узбекском танце».

Просто удивительное преображение в звучании оркестра Театра оперы и балета, когда исполняется музыка отечественных композиторов. На сей раз оркестр под управлением Джаваншира Джафарова звучал настолько вдохновенно, что отдельно, «по полочкам» анализировать оркестровое исполнение просто нет смысла — главное общий фон, атмосфера звучания. И судя по аплодисментам всем участникам на финальном поклоне и букету из белых роз, который был вручён юной зрительницей маэстро Джаванширу Джафарову сразу, как отзвучали финальные аккорды, публика оркестром, как и всем спектаклем, осталась вполне довольной.

Источник: news.day.az

You might also like...

В Азербайджане объявлен конкурс сценариев «Время и пространство»

Read More →