Loading…
 Главная  >  АКТУАЛЬНО  >  Друг мой, Ахмад!

Друг мой, Ахмад!

09.09.2017  /  

Ахмад Реза Рашванд, если быть точным. Иранский азербайджанец из Табриза. С недавних пор, уже лет двадцать, Нижегородский иранец. Приехал однажды по делам бизнеса в Нижний Новгород вроде как на недельку, да встретил красавицу Светлану, и все бизнес планы мгновенно рухнули, поскольку влюбился намертво и… остался в Нижнем навсегда. Свету прекрасно знаю, серьёзный, умный человек, а теперь и отличная мама, ведь у них уже трое чудненьких детишек, и есть такое предположение, что это… не предел! Судя по тому как он обожает своих малышек, продолжение деторождения не только желательно, но и вполне реально. Дерзай, Ахмад!

…Однажды мне посчастливилось попасть на Торгово-промышленный форум, проходивший в Табризе, куда был командирован от редакции. Каково же было счастье, когда узнал, что в том форуме принимал участие и наш, нижегородский Рашванд. Нужно ли говорить о том, что там-то мы уж с ним были, как братья, ни на минуту не расставались.  Поводил он меня по родному Табризу, по всем знаковым местам, а главное, в родной дом сводил с родителями познакомил, а они-то, кто бы в этом сомневался, расстарались на полную, — стол буквально ломился от различных кавказских яств и угощений.

Но это так, к слову. А рассказать я хотел вот о чём. О забавном происшествии, которое случилось с Ахмадом на автотрассе нашего города.

… Ехал он тихо, никуда не спешил, ничего не нарушал, ну, может, где-то скорость превысил, у кого не бывает, а тут инспектор ДПС возникает, из-за кустов плавно выплывает. Протяжный, раскатистый свисток, взмах ненавистного, полосатого жезла, — всё, приехали! Дави, шофёр, на тормоза!

— Ишто-нибуд случился, литнант? – вежливо спрашивает Ахмад… сержанта, инспектора ГАИ, — я ишто-нибуд нарушал, камандыр?

— Пока ничего не случилось, вроде ничего не нарушал, — успокоил инспектор джигита, — обычная проверка документов.

Ну, ясно! Лицо кавказской национальности, как-никак, решил инспектор, мало ли чего, лишняя проверка не помешает, нужно проверить. Проверяй, не зевай!

Ахмад послушно протянул документы для обычной проверки: права, паспорт… На всякий случай, кошелёк из кармана прихватил, не помешает. Привычное дело.

Он искоса поглядывал на инспектора, как бы предугадывая его дальнейшие действия. А тот, уставившись в паспорт, чуть было не потерял дар речи от удивления. Смотрит то на Ахмада, то туда, в паспорт. И, почему-то, молчит!

— Это действительно ваш документ? – наконец-то спросил он.

— Диствитилно мой, камандыр! Ишто-то не так? – не столько испугался, сколько удивился Ахмад, что он там такого необычного мог увидеть? Нормальный иранец из азербайджанского Табриза.

— Ни фига себе! – вырвалось вдруг у инспектора, — глазам своим не верю!

— Ишто-то не так, тарагой? – Ахмад уже всерьёз забеспокоился, что могло случиться, ничего не делал, никого не обижал.

Инспектор ещё раз внимательно пригляделся к водителю и задал крайне странный вопрос: Так вы, действительно, родились… 29 февраля 1968 года?

— Диствитилно камандыр, а ишто тут такого? – теперь уже бедный Ахмад вообще ничего не понимал, что происходит.

— Ну, как, что тут такого? – с грустью подытожил инспектор, — день рождения раз в четыре года отмечаете?

— Раз в чытыри, да… развёл руками Ахмад, — а куда же денешься, слушай… Такой вот беда случился у меня.

Кстати, такой поворот ситуации очень даже устраивал Ахмада, инспектор про нарушение уже как бы и не вспоминает, а это уже… «ба-алшой пилус»! Нужно и дальше давить на жалость по этому печальному поводу, и он стал отчаянно давить.

— Пиридставляишь, литнант… или ты сиржант… но это неважно… висэ луди, как луди, раз в год отмечают свой день ражденя, а я… раз в чытыри года! Эта справидливо?

— А когда ты родился? – вдруг перейдя на «ты», спросил «лейтенант», который сержант.

Ахмад, честно говоря, тут не понял вопроса, только-только горевал вместе с ним по поводу 29 февраля, а теперь спрашивает: когда родился? Тут что-то не так… Подвох какой-то «литнант» приготовил.

— 29 феврал! Висакосный! Раз в чытыри года иминины! Я же гаварил про свой беда!

— Да это-то я понял, — дружелюбно улыбнулся инспектор, — я спрашиваю, днём или ночью родился? Мне это интересно!

— Нэ помню, тарагой, давно этат дэл било. Можит ночью, можит ни ночью. Билмирам.

— Вот и я… тоже не помню, — смущённо сказал лейтенант, — я ведь тоже родился… 29 февраля, и тоже 1968 года! Дай, я тебя поцелую, брат!

— Вай, да-да, вай, слушай, нэ может быт! Дакажи! Пакажи! – потребовал Ахмад.

Лейтенант достал свой паспорт, и вручил Ахмаду для… проверки!

… Представляю, какую гордость испытывал мой друг Ахмад, когда мимо проезжающие водители буквально высовывались из окошек своих авто, чтобы лучше разглядеть это невиданное действо, как простой водитель, да ещё ярко выраженной кавказской национальности, тщательно проверяет документы у… грозного инспектора ГАИ! Это вам, милые, не хухры-мухры! Знайте наших! Такое не каждый день увидишь.

…А в финале этой знаковой, просто сказочной встречи, они ещё, вы не поверите, крепко обнялись, горячо расцеловались! И визитками на всякий случай обменялись. Под гром криков, сигналов и аплодисментов обалдевших от увиденного чуда свидетелей.

Вот уж, действительно, чего только в этом мире не случается. Заранее никогда не предугадать. Я ведь вам не сказал ещё главного: тот инспектор ГАИ, как потом выяснилось, был родом из… Сумгаита! А это, как-никак, город-спутник Баку. Родная кровь, в натуре.

Валерий ТАТАРИНЦЕВ

 

 

You might also like...

Госдума увеличила штрафы за сдачу жилья и автомобилей нелегальным мигрантам

Read More →