Loading…
 Главная  >  АКТУАЛЬНО  >  Увы, было и такое!

Увы, было и такое!

27.06.2018  /  

В пору полной победы демократии и справедливости в нашей стране. Кстати, тут ничего не придумано и ничто, боже упаси,  не извращено, всё достоверно по факту изложено, до мельчайших подробностей.  А случилось это давно, в 1983-м андроповском году.  Читайте, вникайте, вспоминайте.

… Мой  коллега по работе в Объединённой редакции МВД СССР, фотокорреспондент Юрий Тутов, талантливый, скромный парень, решил однажды сделать крупный рывок вверх в  своём творчестве, а конкретно замахнулся на высочайший конкурс!  Без  ложной скромности, как говорится, взял и отправил одну из своих работ на Международный фотоконкурс спортивных репортёров. И не куда-нибудь отправил, а прямиком в… Париж! Прочитал в газете условия конкурса, прикинул свои возможности, и — вперёд! Сам, без всяких согласований, разрешений  и  рекомендаций.

Медлить не стал, решил – сделал! Сгонял на почту, купил  большой, нестандартный конверт, разместил в нём свою лучшую, как он считал,  работу, наклеил необходимое количество марок и… вперёд, привет Париж!

Пакет улетел в Париж, а Юра с нетерпением стал ждать ответа, или привета, что уж там  придёт.

И вот – пришло! Долго ждать не пришлось.  Полуночный звонок домой.

Даже спросонья,  Юрий не мог не узнать хрипловатый голос мэтра отечественной фотожурналистики Мстислава Баташова:

— Юрка, ты в Париж, случайно, ничего не посылал?

— П-п-осы-ла-ал, — затаив дыхание, промямлил Тутов, — а что случилось, Мстислав Николаевич?

— Ничего не случилось, — загадочно сказал Баташов, и через минуту продолжил, — ну, так пляши, дружочек, первый приз твой! Ты слышал об этом?

— Н-нет, не слышал, но… рад, если не шутите…

Тут  Юрий потерял голос, чуть не задохнулся от волнения и ещё подумал: не розыгрыш ли? И потому промямлил тихо:

— В-вы… не  ш-шутите, Мстислав Николаевич?

— Какие шутки! – прокричал в трубку Баташов, — ну, ты, Юрка, и лопух, в натуре! Включай  радио, немедленно!

Тутов быстренько включил радио, и чуть в обморок не упал, когда услышал торжественное сообщение о том, что… «Российский фотожурналист из Москвы Юрий Тутов стал победителем крупного международного спортивного фотоконкурса в Париже! Его работа признана уникальной и по праву удостоена высшей награды!»

Всё, пошло-поехало, —  подумал Юра,-  с  ума сойти, не встать! Как бы это благополучно пережить!

…В эту ночь Тутов, понятно,  уже не спал. Какой сон, когда такие события разворачиваются вокруг его скромного имени. Родину прославил! – это дорогого стоит. Глядишь, ещё в Париж пригласят, для вручения награды. Да и дома  возгордятся, не оставят лауреата без внимания, ведь страну, как-никак, на мировом уровне, прославил.

Всё, начинается новая, светлая жизнь. Главное, не остановиться и не зазнаться. Будем преодолевать новые рубежи.

Юра  совсем и не  удивился, когда рано утром опять зазвонил телефон, поднял его с постели: «Товарищ Тутов? Поздравляем Вас с победой на Международном конкурсе и приглашаем  в спорткомитет для встречи с председателем комитета, за вами будет выслана машина.  До встречи! Ждём!

Ну, всё ясно, понеслось! Теперь отбоя от поздравлений и чествования не будет! – с трепетным волнением заколыхалось сердечко лауреата. Приятно, однако.

Выглянул  в окошко: «Чайку», однако, лауреату не подослали, и даже «Волгу» пожалели. Ладно, подумал Юрий, я человек простой, особым вниманием не избалованный, доберусь и на трамвайчике. Правда, оперативный автомобиль с «мигалками» там  уже стоял. Но это уж не про него, подумал он. Но тут Юрий не угадал, — именно «про него!»

Добрался на трамвайчике. Странно, но в спорткомитете никто  не встретил  победителя,  ни  музыки, ни  цветов. Вообще никак не встретили. Странно. Что бы это значило?

Вошёл скромно в названный высокий кабинет, а там ему сразу же конкретный, грубый  вопрос в лоб, как выстрел:

— Кто вам разрешил посылать ЭТО в Париж? – был первый, грозный  вопрос. – Почему никого не поставили в известность?

— В какую известность? Это моя работа!  Кто мне запрещал высылать свои работы на объявленный открытый конкурс? – удивлённо спросил Юрий, — это  фото принесло мне, между прочим, победу! Более того, победу  моей стране! Нашей стране! Вас в этом что-то не устраивает? Могли бы, кстати, и поздравить лауреата.

— Здесь вопросы задаём мы! – сурово оборвал его очкарик в галифе, сапогах и гимнастёрке, и Юрию показалось, что он уже не в спорткомитете, а на… Лубянке.

— А что случилось-то? Я, между прочим, первый приз в Париже заработал, чем прославил свою  страну! – решил поставить всех на место Тутов, может, они ещё не в курсе?  – Международный приз! Это вы ТАК решили меня поздравить с победой?

— Приз-то призом, — заметили ему, — а то, что вы подорвали честь своей страны, опозорили её, это вас никак не волнует?

— Очень даже  волнует, — буквально  пришёл в шок от этих слов Тутов, — а конкретнее можно, чтобы я понял,  о чём идёт речь? Я-то думал, что моя страна будет гордиться моей победой!

— Будем-будем гордиться, — хмыкнул тот, что в гимнастёрке, можно и конкретно: где вы откопали эту страшную  уродину? Что вы хотели этим показать, отправив в Париж эту… гориллу?  Вам потому-то и первый приз дали, что вы американцам подыграли, вверх подняли, возвеличили,  а наш советский спорт, по сути, в дерьмо втоптали, опозорили.

О-ля-ля… Тутов замер в ужасе: победив с блеском в Париже, он  дома в связи с этим, вдруг попал  в какую-то жуткую историю! А что случилось, собственно? Чем им не понравилась наша лучшая баскетболистка!? Центровая! Многократная чемпионка страны, Европы и мира!

…Юра отлично помнил свой снимок, который отправил в Париж и который принёс ему победу: Ульяна Семёнова, наша двухметровая центровая баскетболистка 2,13 см рост, всей своей природной массой вроде бы напрочь перекрыла путь к кольцу крошечной, юркой американке, которая, между тем, ловко и даже элегантно, изящно проносится с мячом мимо нашей высоченной и потому не очень поворотливой Ульяны…  Это действительно было так, но ведь наши политруки, как оказалось, при желании, могут и тут найти и пришить любую гадость и даже антисоветчину!  Дай им только волю.  А волю им, как вы помните, дали.

— Вы хотели показать НАС этаким тяжеловесным быдлом, а ИХ… прелестными, элегантными и успешными? Вы, по сути, никакой не лауреат почётной премии, а мелкий, позорный антисоветчик, ненавидящий  и опозоривший весь русский народ, и свою родину,  вот вы кто!

Всё, финиш! Это Ка-та-стро-фа! Антисоветчик, враг! Спа-сай-ся, Юра!

— Да ничего я не хотел, — взмолился Тутов, — я хочу домой, отпустите меня к маме, я больше так не буду… Уже и премии этой теперь не рад!

Как ни странно, его отпустили тогда с миром. Пожалели. Видно, не все ТАМ были такие уж, «в сапогах и портупее», попадались  и нормальные люди.

… Юра постепенно пришёл в себя, осмелел. Никто его никуда больше не вызывал, хотя никто и не поздравлял. И стал он тихо жить-поживать, пока вдруг  из Парижа (ох, уж этот Париж!) не пришёл Тутову официальный запрос: «на какой счёт вам 8 тысяч наградных  франков перечислить, плиз? Это Ваш  приз победителя!».

Как бы снова не вляпаться в историю, подумал Тутов и решил проконсультироваться со знающими людьми: может лучше отказаться, от беды подальше. А то вдруг ещё чего-нибудь придумают наши доблестные блюстители чести, совести и морали.

— Не придумают, — сказали ему знающие люди, — только обязательно через «Внешэкономбанк» нужно провести, чтобы всё было законно. Валюта, как-никак.

Бедный Юрик! Знал бы он, как наш отечественный «Внешэкономбанк» предельно  «экономно» и свободно распоряжается чужой наградной валютой! Как своей собственной! Да  на те… восемь тысяч франков… Тутов мог бы справить себе приличный лимузин, и дачу на берегу моря,  а ему после всех банковских расчётов — перерасчётов выдали на руки… стыдно сказать, сколько ему выдали от его Международного приза! Ну, в общем, на то, чтобы пивка хлебнуть  вполне хватило. Вот он и хлебнул за углом, то ли с радости, то ли с горя. Неровной походкой  пошёл наш герой домой, крепко держа в руке заслуженный диплом и золотую медаль лауреата. Хорошо хоть их не зажилили, как призовые франки.

У метро его остановил милиционер.

— Друг, по какому-такому поводу гуляем, какой нынче праздник?- поинтересовался сержант.

— Вот, какой! – протянул Тутов сержанту диплом из Парижа и золотую медаль лауреата.

— Ну-у, братан, да  по такому-то поводу не грех было бы  и… нажраться!

— Ну, так вот я и… соответственно. Считай, на все восемь тысяч призовых франков, прилетевших мне из Парижа, за победу в конкурсе.

— Восемь тысяч франков?- удивился сержант. — Это же целое состояние! И где же они, эти франки?

— Дык..  вот же они, — похлопал Юрий  себя по пухлому от пива животику.

Лауреат международной премии, фотокор газеты «Щит и меч» Юрий Тутов  смущённо и грустно пожал плечами, мол, обобрали меня тут, как липку. Дальше ехать некуда.

Ну, ясно. Нас этим не удивишь – привыкли. Но сдаваться не собираемся, не дождутся!

Юра, мы гордимся тобой, твоей победой, помним, любим, уважаем и… вновь и вновь … поздравляем!

Ты – молодец! И настоящий герой! Ты не виноват, что жил в такое «весёлое» время, в нашей, зацикленной на светлом будущем стране.

Каждый из нас мог оказаться (да и оказывался не раз!) на твоём месте, в смысле в  такой же «монетизации» в родном, отечественном банке.

И всё-таки, мы,  по-прежнему надеемся на лучшее будущее. И, конечно же,  верится, никуда оно от нас не денется. Глядишь, и доберёмся.

Быть добру!

Кстати, как потом  стало известно, наша героиня, заслуженный мастер спорта СССР Ульяна Семёнова от души поздравила Юрия Тутова с большой победой в Париже.

Молодчина Ульяна, классно утёрла нос зарвавшимся, тупым чинодралам. Мы тебя, Ульяночка, любим и поздравляем!

Ура-ура, наша взяла!

Валерий ТАТАРИНЦЕВ

Фото из архива Тутова, то самое, премиальное.

You might also like...

При ЦИК Азербайджана созданы экспертная и рабочая группы в связи с внеочередными парламентскими выборами

Read More →