Loading…
 Главная  >  Новости RU  >  В поисках героя…

В поисках героя…

30.04.2019  /  

Это почти всегда непросто —  найти настоящего героя, да такого, чтобы всем своим читателям  доставить удовольствие. Об этом только и мечтаем, когда непростой свой поиск начинаем. А кто ищет, тот обязательно найдёт. Вот и я нашёл. Знакомьтесь с моим героем, не пожалеете.

Итак…Мне, собственному корреспонденту Объединённой редакции МВД СССР по Волго-Вятскому региону, позвонили из Москвы, из родной редакции и  дали серьёзное задание, подготовить ко Дню Победы, яркий материал о сотруднике МВД – фронтовике, пусть и в скромном звании, но обязательно  с  боевыми наградами на груди.

— Фотографию в цветном варианте разместим на первой обложке журнала «Милиция»,- пообещали мне, —  а то всё полковники, да генералы в ярких орденах и медалях украшают наш журнал, пора бы и рядовых героев показать. Они ведь люди скромные, стесняются себя показать, а мы, выходит, равнодушные и ленивые, не можем их, грубо говоря, «раскопать». А надо бы, ведь там, порою, скрывается т-а-кое героическое  богатство, что, как говорится, дай бы Бог, с ума не сойти от такого невероятного открытия и счастья.  Давай, Григорьич, дерзай, у тебя получится, мы тебя знаем,- напутствовал меня главный редактор журнала.

Ну, что ж, задачу понял, засучив рукава, отправляюсь на поиск. Для начала, связался с кадровиками ГУВД области, стал выяснять, куда мне лучше с этой целью замахнуться, чтобы не промахнуться.

К счастью, там мне дали  точный адресок, будто меня и ждали: посёлок Сухобезводное (название-то какое, прямо скажем, незавидное и редкое), да и подразделение предложили, тоже малопривлекательное — УИТУ ( исправительно-трудовое учреждение), но уж, куда  денешься, — еду! Захожу к начальнику управления, так, мол, и так, нужен для очерка в журнал «Милиция» ваш сотрудник, бывший фронтовик, обязательно в форме, при орденах и медалях.

— Да у нас такого вроде бы и нет, — с заметной горечью сказал начальник, а потом выглянул в окно,  увидел водителя, копающегося с двигателем, и радостно воскликнул: «Есть, кажется есть!

— Толя, — крикнул он тому водителю, — ты ведь у нас, по-моему, воевал?

— Ну, было дело, воевал, — как-то так нехотя откликнулся Анатолий.

—  Тут вот к тебе из журнала «Милиция» корреспондент прибыл, хочет побеседовать перед  Днём Победы с настоящим фронтовиком. Отвлекись, маленько, прими гостя, расскажи о своих фронтовых делах, подвигах и  орденах…  не скромничай, покажи, они же у тебя есть, знаю, хоть ты их и не носишь, всё скромничаешь, но… всё же, нарядись, покажись. И мы будем гордиться, что есть  у нас такой герой.

А тот как-то так нехотя буркнул, типа того, мол, ходят тут всякие, замучили,  некогда мне,  делом нужно заниматься, а  не показы наград устраивать.

Но, в общем-то, «принял гостя», не отказал, спасибо,  а там уж, разберёмся.

Поздоровались, обнялись, пожали друг другу руки.

— Мощная у вас рука, — сделал он мне по ходу комплимент, — не то, что у меня… только вот, боюсь, ничего у нас не получится, я ведь на обед, уж было, собрался, —  с грустью заметил он.

— Отлично, пообедаем вместе, — я тоже не обедал, где у вас тут кафешка? Я угощаю.

— Я не в кафешке, я дома обедаю, могу пригласить, если хотите, я тут рядом живу.

Отлично! В кафе не тот разговор, а мне именно домой к нему и хотелось попасть. Только там мог состояться тот разговор, который мне был нужен.

А домой-то к нему зайти, лишь дорогу перейти.

Зашли, сели за обеденный стол.

— Анатолий Павлович, — говорю ему по-дружески, — вообще-то я сыт, мне бы только награды ваши фронтовые поглядеть, руками пощупать, подержать. Говорят, вы слишком уж  скромничаете. А нам хотелось бы узнать, чем вы там, на фронте занимались, какие подвиги на полях сражений  совершали, если вас так щедро, как мне сказали, награждали. Вынимайте свою коробку с фронтовыми наградами. Вы ведь, говорят, их и не носите, всё скромничаете. А мы сейчас все вывесим вам на китель, вырядим, такого скромненького, отснимем, и покажем во всей красе, всей стране.

Он слегка смутился, но всё же, стал не спеша награды перебирать, и мне передавать… Та-ак… Фронтовые медали, можно сказать, в полном комплекте, и даже ордена пошли: «Красной Звезды», «Боевого Красного Знамени»… много орденов.

— А ордена Ленина…  случайно у вас там, нет? – сказал я в диком восторге  и прикусил язык.

— Где-то есть, нужно поискать.

Поискали…  Нашли!!! Орден Ленина, в натуре!!! С ума сойти!

Тут меня уже просто понесло, как говорится, не утерпел, стал по-доброму наглеть.

— Может, у вас там, дорогой Анатолий Павлович,  и… Звезду Героя можно будет отыскать, если как следует поискать?

— Да, вроде, где-то была… —  улыбнувшись, скромно сказал он.

И что ж вы думаете, — достал! Звезду Героя Советского Союза! Ну, скромняга!!!  С ума сойти!

И, кстати, удостоверение наградное от 8 апреля 1945 года было рядышком. Читаю: «Гвардии старшина Марунов Анатолий Павлович, механик-водитель танкаТ-34 и экипаж у реки Грон в Чехословакии уничтожил 5 танков и 3 бронетранспортёра противника, одно штурмовое орудие, более роты солдат и офицеров противника, чем обеспечил успешное прохождение наших войск…»

— Анатолий Павлович, простите меня грешного, но я никак не смогу понять, есть ли вообще у вас предел личной  скромности?! У вас в коробочке не один десяток лет скромненько лежит Золотая Звезда Героя Советского Союза! Хотя её законное место – на груди Героя! У вас на груди, дорогой мой, а вы…   От кого вы всё это время скрывали своё геройство? Конечно, скромность украшает человека, я понимаю, но то, что делали вы, каждодневно, сколько лет кряду, скрывая свой реальный героизм, скажем прямо,  мирового масштаба, это уже за гранью всякой фантастики, здравого смысла и даже элементарной логики.

— Ну, а что же, мне теперь ходить и на каждом углу сверкать своей Геройской Звездой?

— Но это же, дорогой мой,  ваш законный статус,  – вы ГЕРОЙ! А тут вы… как простой, рядовой.

— Да,  я вот такой… хороший или плохой, но… я такой — простой! Имею я право быть самим собой? Моя Звезда, это моя Звезда, и она ничуть не поблекла, от того, что я её все эти годы не носил, и впредь, извините, не собираюсь носить, потому как не люблю кичиться былой славой, не ходить, а что называется, себя… НОСИТЬ! Но буду до конца дней своих тихо  Звездой Героя гордиться и, конечно же, свято беречь её и ею дорожить.

С ума сойти! Но… согласен полностью.

Вот такой вот удивительный случай в моей журналистской практике случился. Могу лишь авторитетно подтвердить, что  Анатолий Марунов своему принципу так никогда в жизни и не изменил, Звезду Героя на груди… не носил. Таким вот скромным по жизни он был. Уж и не знаю, так ли  хорошо и правильно  всё это было, но… Было! Его Звезду торжественно несли на красной подушечке во время траурной процессии в 1993 году, когда в возрасте  70-ти лет провожали Героя Советского Союза Марунова со всеми воинскими почестями в последний путь. И на его могиле с тех пор, постоянно лежат живые цветы. И это неудивительно. Где вы ещё встретите такого Героя? Думаю, что нигде в мире ТАКОГО ГЕРОЯ…  не было. Браво, Анатолий Павлович, мы тобой  гордимся, и будем гордиться и помнить тебя  всегда, передавая из уст в уста, из поколения в поколение, твою удивительную, героическую биографию. И потрясающую скромность, от которой… просто  мурашки по телу бегут.

Помним, восхищаемся, гордимся!

Вспомнился тут вдруг  и похожий случай, мне его рассказал давным-давно, незабвенный мой друг из Баку, фронтовик, орденоносец  Нури Меджидович Алиев. После войны он, военный лётчик, долгие годы возглавлял  ГВФ республики – Гражданский воздушный флот. Он мне как-то сказал, что Гейдар Алиевич в командировки только с ним летал, никому не доверял. Мы с ним крепко дружили. И вот что он мне однажды рассказал:

— После войны мы, фронтовики,  долго не могли отойти от своего боевого прошлого, в праздники обязательно выряжались, как полагается, во всё  фронтовое, со всеми боевыми наградами, и знаками отличия, а нам было чем украсить грудь — азартно  рассказывал Нури Меджидович, — настоящий праздник души и сердца. Мы торжествовали! Вот только один у нас был скромняга, Алик Мамедов, видно,  совсем нечем было ему  украсить свою гимнастёрку. Мы все при медалях, а кое-кто даже при орденах, а он…

— Хоть одну-то  медаль-то мог бы  и отыскать, — решили мы его подстегнуть.

И тогда он отыскал… — рассказывал Нури Меджидович, — развесил на груди всё, что было, и чего у него там только не было! Звезды Героя и ордена Победы только не было, всё остальное было.

Вот такие у нас были ГЕРОИ! И сколько их было – ТАКИХ!

С Днём Победы, друзья! Вечная память всем Героям! Всем фронтовикам! Склоняем свои головы перед ними, и будем помнить всегда. Помнить и гордиться.

И, конечно же, отдельное спасибо Вам, товарищ Марунов, за то, что Вы были, есть и… будете с нами всегда! Слава такому уникальному Герою, с такой потрясающей скромностью! Ведь, по сути, он – всем Героям Герой!!! Лично я таких Героев, больше не встречал. Он в своём роде уникален. Единственен. Потому и незабываем.

И спасибо огромное дорогому Нури Меджидовичу Алиеву, за столь прекрасное дополнение к моим скромным воспоминаниям.

Мы с вами, славные наши герои-фронтовики! Победители! Помним, любим, гордимся…

Валерий ТАТАРИНЦЕВ

You might also like...

Азербайджанская община приняла участие в IV областном фестивале национальных культур «Подмосковье — территория дружбы»

Read More →