Федеральная национально-культурная автономия азербайджанцев России
ФНКА азербайджанцев России создана 1 октября 1999 года

Любовь – это сила!

  • 05/03/2019 --
  • Просмотров: 3059

Могучая сила! Вспомните классиков! Один Пушкин чего  стоит: «Я помню чудное мгновенье, передо мной явилась ТЫ, как мимолётное виденье, как гений чистой красоты». Тут всё сказано, и как мощно, как сказочно, с ума сойти! Добавить нечего. К Пушкину-то добавить? Что тут я такое сказал!  Боже упаси! У нас тут, конечно, всё скромнее будет, но… и равнодушным не останешься. Читайте, вникайте. Мало не покажется. Правдивая история, взятая из нашей реальной жизни.

— А знаешь, Олеженька,-  завела непростой разговор Светлана, накрывая к ужину  стол, — не могу забыть, как много лет назад, зашла я в переполненный, душный плацкартный вагон,  другого просто не было, спасибо, хоть такой был. Зашла  в тот переполненный, душный вагон и, просто не знала, что мне дальше делать-то, похоже, даже присесть толком негде было, представляешь? Я в жутком отчаянии.  И  тут вдруг ко мне подошёл… ОН. Симпатичный, внимательный, обаятельный. Тихо так скромно представился, улыбнулся, аккуратно  уложил мои вещи на верхнюю полку, помог снять пальто, усадил на своё место, ещё раз улыбнулся, и… всё! Мило пожелал счастливой поездки, и больше ничего, отошёл чуть  в сторонку и там  присел.  Всё хорошо, подумала я, теперь можно и передохнуть.  Но… Не тут-то было, сидела, как заворожённая, и думала почему-то только… о НЁМ! Ни о чём другом уже не могла думать. И, главное, не хотела, мне так хорошо было, как никогда. И хоть он ни одного слова больше мне не сказал, но уже ни на миг меня не покидал, глядел непрерывно своими умными глазами на меня, и… молчал. Под утро я уже была, как подопытный кролик: возьми меня, я твоя. Ты можешь себе, хоть на минутку  представить такую ситуацию? Почему он молчал? А может, если бы он что-то сказал, сразу бы всё и рухнуло. Но он глядел на меня внимательно, молча. Это же просто чудо какое-то! У меня  кругом пошла голова. Похоже,  я в него, извини меня, сразу влюбилась, молча, без единого слова. Ни малейшего намёка на… что-то такое не было. Только пристальный, долгий  взгляд, и обворожительная улыбка. Ты не поверишь, мой милый, но я тогда была просто на седьмом небе от вдруг нахлынувшего на меня счастья.

…Тут она глубоко  откинулась в кресле, закрыла в задумчивости глаза руками  и… умолкла. Вроде бы, всё сказала. Больше нечего сказать.

— Я тебя слушаю, милая, слушаю, — подбодрил её Олег, — мне же интересно, что же там было потом? Чем закончилось? Мне это очень интересно! Только не молчи…  Успокойся… Расскажи, чем всё это у тебя там закончилось? Ведь так красиво всё началось. Я не ревнивый, всё правильно пойму, и нормально оценю.

— Я спокойна, Олеженька, потому что уже всё сказала, излила душу, добавить нечего.  Дорогой, налей-ка  мне маленечко  шампанского… Разволновалась не на шутку, хочу маленечко успокоиться, прийти в себя.

— Не вопрос, дорогая, один момент.

— Спасибо, родной! – чмокнула она его в щёчку, — ты настоящий друг, любимый и неповторимый.

— А за что спасибо, милая?

— За всё! За то, что слушаешь, за то, что понимаешь…   Да ещё и шампанским угощаешь.

— Глупенькая, я ведь тебя ещё и… ЛЮБЛЮ! Выше всего на свете ценю тебя, дорогая моя, просто обожаю.

— Ну, за это не благодарят. Любовь, — это СВЯТОЕ! Или она есть, или её нет – всё!  И от нас это никак не зависит. Откуда она приходит, и куда уходит, это – великая тайна. Мы приходим, и уходим, а любовь остаётся. Навсегда!

— Это как же так? – не понял Олег, — для наглядности пример, пожалуйста.

— Вам только один пример или парочку?

— Хватит и одного, если только  уж очень убедительный.

— Пожалуйста: Великая женщина Лаура, светлой памяти, чудесная красавица. Вы не помните, дорогой мой, что это за создание такое невероятное, что о ней помнят и говорят восторженно по сей день, через века? Чем таким выдающимся она была отмечена? Ах, любовью, какой-то особенной! Да-да, исключительно только Любовью.  Сейчас вы скажете: но ведь любовью… самого… Петрарки же! Великого поэта!

— Точно, так и скажу: но ведь любовью самого Петрарки же! Про такое невозможно забыть.

— Правильно, Франческо Петрарку знают все, равно как и Лауру. Но скажи мне, пожалуйста, как мы знаем Петрарку?

— Ну как-как…  Как гениального поэта начала четырнадцатого века!

— А вот и нет. Назови мне с десяток его гениальных произведений, кроме сонетов, посвящённых  возлюбленной Лауре. Загибаю пальцы.

Олег почесал затылок.

— Всё, спасибо, разгибаю пальцы. Но ты не огорчайся, милый, я примерно столько же, назову. И девяносто девять из ста не вспомнят множество других  его произведений, но непременно вспомнят про его гениальную любовь, вспомнят его Лауру. Любовь, мой ангел, если это, конечно, настоящая Любовь, — вечна! Потому что она – от Бога! Или Бог дал или не дал.

Олегу и Светлане Бог определённо такое счастье дал. Уж сколько лет они вместе. Казалось бы, можно было бы и привыкнуть друг к другу, ничего, вроде бы, нового, всё сказано-пересказано, не только словом, но и делом. Не только сказано, но и сделано, доказано.

…  Светлана внимательно, с  восхищением слушала любимого.

-Олеженька, ты меня любишь? – она прильнула к его атлетически крепкой груди, затаив дыхание.

— Ну, зачем ты об этом спрашиваешь, Солнышко, ты же знаешь, как я тебя люблю?

— Знать-то знаю, но… женщина любит ушами, — Света лукаво подставила ушко, — сделай приятное женщине. Шепни на ухо, пожалуйста.

Олег поцеловал её в ушко и прошептал: Ты у меня одна, на все времена, самая дорогая и самая любимая!

А потом, встрепенувшись, вдруг с  тревогой спросил:

— Послушай, Солнышко, а что это за мужик такой был, который за тобой так любовно ухаживал? Где он, куда подевался?

— Какой ещё мужик? – вроде как не поняла Светлана.

— Ну, тот, который пальто с тебя снимал, а потом разговорами всю ночь развлекал?

— Ах, тот мужик, Олеженька, который так по-царски за мной ухаживал и развлекал…  Сейчас сидит… рядом со мной, и угощает меня шампанским.

— Вау! Неужели, это правда? Ты не шутишь?

Олег поначалу чуть было не остолбенел, а потом…  схватился за голову и,  просто подпрыгнул от счастья:

— Ура-ура! Ты знаешь, Солнышко, я как-то сразу так и подумал, — сказал он, нежно обняв свою единственную и самую любимую женщину, — так это, значит, была ты?! Ура-ура, милая, наша взяла, мы победили! Я тоже не могу забыть ту божественную встречу, ту  поистине сказочную историю! Боже мой, какое же это счастье, что всё так замечательно с нами произошло!

… Вот такая реальная, совершенно правдивая, не придуманная история поистине сказочной Любви в пути.

Браво, молодцы! Есть всё же в жизни что-то такое, что остаётся в памяти навсегда, никогда не забывается. Ничего, пожалуй,  более ценного и важного в человеческих взаимоотношениях нет, чем ЛЮБОВЬ! Это ведь так прекрасно и сказочно жить, когда любишь и когда любим! И когда случаются такие сказочные, невероятные истории.

Любите от всего сердца, друзья, любите всегда! Ведь ничего более светлого и более ценного, чем Любовь на Земле не придумано.  Да и ничего не надо придумывать. Нужно просто любить, искренне и нежно.

… Вот и Женский День на подходе. Вперёд, мужики, за цветами и подарками, не подведите. Покажите своим любимым, на что вы способны в Любви и Нежности. И вам за это воздастся. Обязательно и непременно.

А всем женщинам – большой и чистой Любви, ласки, нежности! И, конечно же,  верности, горячих признаний и ярких цветов. Не скупитесь, мужики. Уж что-что, а цену цветам наши славные, горячо любимые, дорогие женщины… уж очень хорошо знают.

Любите и будьте любимы, друзья! Это ведь такое Счастье! Навсегда!

Я всех вас трепетно люблю и горячо уважаю, мои дорогие читатели.

Хочется думать, что это взаимно. Мы по-прежнему вместе, друзья, и ничто, надеюсь, не сможет нас разлучить.

Всегда ваш

Валерий ТАТАРИНЦЕВ