Loading…
 Главная  >  АКТУАЛЬНО  >  Невероятно, но факт!

Невероятно, но факт!

07.03.2017  /  

Если бы мне это кто-то рассказал, я бы сказал, что это выдумка, что это невозможно, такого не может быть. Однако же, было. Практически, на моих глазах, и я не только живой свидетель тому невероятному чуду, но и, в какой-то мере, причастный ко всему происшедшему в те далёкие 60-е годы прошлого века. Стало быть, информация из первых рук, получайте, в достоверности можете не сомневаться.

…В 1965 году поступили мы в Азербайджанский государственный университет имени С. М. Кирова, на факультет журналистики. Так случилось, что когда пришло время выбирать старосту группы, то у меня, я извиняюсь, практически, как я понял, не было конкурентов. Выбрали громогласно и единогласно. Без вариантов. Спасибо за доверие, как говорится. Чем уж я им так понравился, не знаю. Но, забегая вперёд, скажу, что доверие оправдал на все сто, судя по итоговой оценке декана Ширмамеда Гусейнова, который при расставании сказал: «Сколько работаю в университете, лучшего старосты не видел!». Такое разве забудешь? Чем дольше живу, тем больше горжусь. Чох сагол, Ширмамед-муаллим!

…Приступив к исполнению своих обязанностей, вдруг обнаружил в списках нашей группы, уж больно знакомую, просто фантастическую фамилию, которая привела меня в дикий восторг и одновременно в шоковое состояние, — этого не может быть! Это невероятно! В списках моей группы значился студент… Анатолий Банишевский!!! Легендарный футболист, член сборной команды СССР, «распечатавший» однажды футбольные ворота на стадионе «Маракана» в столице Бразилии, на глазах у 150-тысячной аудитории болельщиков! Да ещё головой! А главное, в присутствии самого Пеле! Весь мир тогда ликовал!

Так вот, все мы тогда были в трепетном ожидании появления в наших студенческих рядах легенды, не побоюсь этого слова, мирового футбола! Но «легенда» всё не появлялась, и не появлялась, мы уже все просто истосковались по свалившейся нам на голову «звезде» мирового уровня.

На правах старосты, пытался прояснить ситуацию на кафедре, но мне там ничего толком не сказали, лишь намекнули, что имеем дело с… НЕБОЖИТЕЛЕМ, и не наше дело вникать в детали ЕГО божественного бытия. Оценки, в основном отличные, между прочим, регулярно в ведомости появляются, значит, всё в порядке, за Банишевского можно не волноваться.

На том мы, собственно, и успокоились. Теоретически были сокурсниками САМОГО Банишевского, «однокашниками», как служивые говорят, а практически и в глаза его ни разу в аудитории не видели. Ведь даже на вступительных экзаменах никто никогда его не видывал! Ни сном, ни духом! Просто фантасмагория какая-то.

…Мы уж, было, перевалили за экватор в своём обучении, дело к финишу шло, как вдруг нам объявили, что наш университет перебрасывают в верхнюю часть города, на улицу Нагорную. Практически, к чёрту на кулички, переезжаем! А ведь были мы в самом центре города, на улице Коммунистической: справа Баксовет, слева Академия наук, через дорогу МВД республики. Элита! И вдруг, какое-то захолустье, улица Нагорная, на горе, век бы её не видеть. И всё это было сделано, по непонятным причинам, в пользу другого ВУЗа, — Института народного хозяйства. Интересно, чем они лучше нас?

Ну, ладно, это мы пережили. Только вот Банишевского, нашего дорогого и ненаглядного, вроде как окончательно потеряли.

… А он-то как раз и подъехал на Коммунистическую, не прошло и три года, прояснить ситуацию с учёбой, мол, как там мои дела? На новую вывеску Толя не поглядел, но встретили его там, как родного, пришли в дикий восторг:

— Толя, какими судьбами? – кинулись к нему не только студенты, но даже и доценты с кандидатами. — Добро пожаловать! Рады тебя видеть! Какие проблемы? Кого-то навестить прибыл, Толя, или как?

— Что значит навестить? Я здесь учусь! – сказал он торжественно и гордо.

— Как? Когда? На каком факультете, Толечка?

— На журналистике! Скоро диплом получу!

— Толя, так они ведь… — ой, говорить или не говорить, — они ведь переехали отсюда, на улицу Нагорную, а это ведь так далеко…

— На Нагорную?! Нет, я туда не хочу! Я тут хочу, на улице Коммунистической… Мне здесь нравится.

— Правильно, Толя, оставайся у нас! Оставайся, дорогой! Ты там, на каком курсе был?

Тут Толя призадумался, стал прикидывать в уме, на каком же он курсе был там, и на каком же курсе, если что, он будет здесь…

— Да, вроде, как заканчивать пора, на последнем курсе, наверное…

— Толя, оставайся у нас, мы твои документы запросим, всё переоформим, зачем тебе эта журналистика нужна, ведь у нас ты инженером народного хозяйства станешь! Серьёзным делом будешь заниматься, а не то, что каким-то там публичным зубоскальством и… словоблудием.

Толя подумал-подумал, и… согласился.

— Отлично, Толечка, неси документы, всё быстренько оформим, будешь инженером.

Так и стал Толя Банишевский, хоть и формальным, но вполне дипломированным инженером строительного дела.

…Абсурд, конечно, но тут главное, что он не перестал быть при этом классным футболистом. Уж сколько победных голов заколотил наш блестящий форвард в ворота наших противников, чаще всего, если помните, головой.

Светлая память ему, нашему дорогому «сокурснику», гордости не только нашего футбола, но и всего советского спорта! В этом году исполняется ровно 20 лет, как его не стало.

Вот такие были дела, дорогие друзья.

Валерий ТАТАРИНЦЕВ

You might also like...

В России День памяти и скорби

Read More →