Loading…
 Главная  >  АКТУАЛЬНО  >  Счастье на фоне… беды

Счастье на фоне… беды

11.07.2017  /  

Жуткой беды, трагедии! Такого, скажете, не бывает? Бывает… Во всяком случае, лично у меня, такое чудовищное и счастливое сочетание однажды, 18 лет назад, невероятным образом, произошло. Сошлось. И это со мной теперь навсегда! Судьба, однако. Сердце, буквально, разрывалось на мелкие кусочки от страшенного горя, но вместе с тем, там была такая мощная подпитка радости от человека, с которым и мечтать бы не посмел, пусть даже просто повстречаться, а тут ещё по всем тем горестным домам, в паре с ним, промчаться, пообщаться… Заинтриговал? Сейчас в деталях всё расскажу.

…Сижу в своём собкоровском кабинете, размещённом в здании ГУВД области, что на улице Горького. Готовлю очередной репортаж для родной газеты «Щит и меч». А тут… Звоночек из Москвы, от шефа моего дорогого, начальника Объединённой редакции МВД РФ полковника Горлова.

— Валерий Григорьевич, срочно вылетай в Самару, — с трагической ноткой в голосе сказал Александр Георгиевич, — полностью выгорело здание ГУВД области, погибли десятки сотрудников, сотни раненых. Ждём от тебя подробный репортаж в деталях…

…Получив столь оперативное задание и положив трубку, вдруг спохватился: у нас же там собкор замечательный, Людочка Бородина… неужели, и она?! У неё корпункт, как и у меня, знаю, в здании ГУВД… Стало быть… Боже-боже, какая трагедия!

…Убитый горем, мчусь в аэропорт, лечу ближайшим рейсом в Самару. А там… меня встречает она… Люда Бородина!

— Валер, ты меня извини, это я попросила шефа, чтобы он тебя прислал, — безудержно рыдая, с ходу стала рассказывать коллега о главном, — столько людей погибло, они мне все, как родные, я не смогу об этом написать, я бы тоже с ними ТАМ была, но накануне выехала в Тольятти. Так что, Валерочка, милый, возьми на себя эту горькую ношу. Спасибо, что прилетел. Я тебя отвезу ТУДА, сам всё увидишь, и поймёшь…

Приехали, увидел весь ужас: некогда мощное, красивое, пятиэтажное здание в руинах.

— А вон и генерал наш, начальник ГУВД Владимир Петрович Глухов, подъехал, — сказала Люда, — он знает о том, что ты должен прилететь, подойди, поговори с ним.

Подошёл, выразил своё соболезнование, сказал, что готов немедленно включиться в работу, Москва ждёт подробной, объективной информации об этой трагедии: 57 человек погибло, три сотни раненых…

— Что вы мне посоветуете, товарищ генерал? О чём, прежде всего, следует сказать?

Владимир Петрович слегка призадумался, не спешил с ответом, а потом огляделся по сторонам, и сказал с глубоким смыслом:

— А вот и ОН идёт! Вот о КОМ нужно рассказать. Это потрясающий человек! Я таких людей в своей жизни ещё не встречал! Я вам дам свою машину, поезжайте вместе с ним, сами всё увидите своими глазами, и своим многочисленным читателям расскажете, чем он тут занимается. Все несчастные семьи объехал, всё, что мог отдать из личных сбережений, — отдал! По конвертикам разложил, и всех объехал, никого не забыл. И сколько слёз, при этом, сам пролил!

— Заинтриговали, товарищ генерал! Поеду непременно, по всем домам, вместе с этим ЧЕЛОВЕКОМ. Где он, кто он?

Но… не успел оглянуться, как попал в крепкие, мужские объятия.

— Ну, здравствуй, дорогой землячок, мне уже доложили, что ты приехал! Очень рад!

Тут я буквально опешил! Это был… САМ Ростропович! Мстислав Леопольдович. Великий композитор и дирижёр с мировым именем. А главное, как и я, бывший БАКИНЕЦ! Впрочем, как известно, бывших бакинцев, не бывает. Если ты настоящий бакинец, то это уже навсегда! Несмываемый факт биографии.

— Ну, то, что я знаю вас, дорогой Мстислав Леопольдович, это понятно, кто же вас в целом мире не знает! А вот откуда вы, гений музыки, знаете меня, для меня это загадка!

— Милый мой, во-первых, чтобы я никогда больше не слышал от тебя этого уродливого словосочетания: Мстислав Леопольдович! Для тебя я просто Слава, ты меня понял? Слава, только Слава! Сегодня, завтра и всегда! А, во-вторых, кто же в Баку, не знает братьев Татаринцевых? Все знают, что Валерий пишет в «Молодёжке» прекрасные статьи и штангу тяжеленную поднимает, Виктор выдаёт в журнале «Кирпи» политическую сатиру на уровне мировых стандартов, и молот дальше всех метает. Оба чемпионы, оба рекордсмены, оба лауреаты, оба наши — гордость республики!

Тут я густо покраснел, мне стало неловко. Это ведь было так давно! А он, великий и могучий, всё о нас знает, и всё помнит!

— Слава, давайте лучше поговорим о вас… Весь музыкальный мир восхищается вами! А вы вдруг бросаете все свои дела и мчитесь в далёкую Самару, на помощь простым людям, попавшим в беду, отдаёте всё, что только можно отдать! Вы – ГЕНИЙ, не только в музыке, но и в жизни. Второго такого и не знаю. Позвольте вами восхищаться!

…Потом уже, когда сели в генеральский автомобиль, и поехали по горестным домам…  Это было что-то страшное: у Славы беспрестанно капали… да что там капали, просто лились по щекам слёзы, и он их даже не вытирал. Да и я, вместе с ним, света белого, с горя, не видел. Когда входишь в дом погибшего сотрудника, а там детишки, мал-мала меньше, копошатся в углу, любимого папку с работы ждут, а потом вдруг вскакивают и к открывшимся дверям радостные бегут, а потом в оцепенении останавливаются, и… о чём-то нехорошем догадываются. Беда-а-а…

Жуткая картина! Страшная. Это невозможно забыть. Сколько лет прошло, а… будто бы вчера всё было. И это – теперь навсегда! Вот и Славы уже не стало… Светлая память ему, великому и неповторимому ЧЕЛОВЕКУ. День, проведённый вместе с ним, это было великое счастье для меня. Спасибо ему за то, что он был! Нижайший поклон…

Слава, я всё сказал.

Валерий ТАТАРИНЦЕВ

You might also like...

Авиакомпания «Atlasglobal» — эталон дружелюбия, гостеприимства и близости к пассажиру

Read More →