Loading…
 Главная  >  Новости RU  >  Удар в спину

Удар в спину

19.07.2019  /  

Что может быть страшнее и отвратительнее, чем удар в спину? Не знаю. Но зато, уж теперь-то  знаю предательскую силу именно этого удара, о котором не могу не  рассказать.  Если она, эта страшная сила, всю жизнь сопровождает меня, не отпускает, будоражит, а было это ведь давно, считай, в середине 50-х годов прошлого века. Думаю, эта история заслуживает того, чтобы о ней хотя бы сегодня вкратце рассказать.  Всё, как было на самом деле. Хоть и очень уж скверная история. Но, зато поучительная. Судите сами…

… Занимался я тогда, в ту далёкую пору долго и упорно  не чем- то там неприметным, а самой что ни на есть тяжёлой атлетикой, штангу тяжеленную поднимал, над головой под аплодисменты зрителей держал и был на взлёте, торжествовал, мастером спорта стал, чемпионом и рекордсменом Азербайджана. А брат мой старший, Виктор, к тому времени, был уже не только чемпионом Азербайджана, но и вошёл в сборную страны по лёгкой атлетике, хотя, какая уж она там лёгкая – метание молота! Семикилограммовую болванку нужно как следует раскрутить над головой, самому раскрутиться, а потом ещё запустить её на полсотни метров вдаль, а то и ещё дальше, уж  у кого как получится.

Но и это ещё не всё, что у нас было. Ведь мы с братом, к тому времени,  оба с головой ушли в творчество, как потом выяснилось, на зависть всем: Виктор —  известный художник, его поле карикатурной деятельности распространялось поначалу,  в основном, на популярный в республике сатирический журнал «Кирпи», что в переводе означает «Ёжик», почти как «Крокодил», и на ежедневную газету «Вышка», второй в республике по значимости, после «Бакинского рабочего». Я же нашёл своё место репортёра-очеркиста  в газетах «Молодёжь Азербайджана», «Идман-Спорт» и в союзном журнале «Пожарное дело», лауреатом Премии за лучший очерк  однажды стал.  Министр МВД Щёлоков Николай Анисимович  награду лично вручал. Всё было прекрасно.  А вот в бытовых вопросах, у нас частенько доходило до курьёза, это когда нас с братом в разговорах  различали примерно  так: «Это тот В.Татаринцев, который рисует, или тот В. Татаринцев, который пишет?». Забавно, и даже где-то приятно. А иначе ведь можно было просто запутаться. Кстати, Виктора, как художника-карикатуриста, заприметил и приблизил к себе самый известный в стране, а то и в мире политический карикатурист Борис Ефимов. Настолько приблизил, что по праву стал называть Виктора своим лучшим учеником. А сейчас в Москве, и не только в Москве, но и в самом Париже пожинают плоды своего  творчества молодые художники Олег и Ольга Татаринцевы, как вы поняли, тоже наши, родные, сын и невестка Виктора. Их и Париж уже хорошо знает и принимает и даже награждает, они там свои лучшие работы постоянно выставляют. Можно при желании заглянуть в интернет, там всё есть, не сложно и поглядеть.

Ну, это ладно, я ведь про подлый «удар» в спину разговор завёл, извините, отвлёкся.

Так вот… был у меня в далёкую Бакинскую пору, тренер замечательный, внимательный, душевный по фамилии – Марочкин. Павел Васильевич. В зале, он от меня просто  не отходил. Каждое движение со штангой тщательно отслеживал, и соответственно громко и восторженно оценивал греющими душу словами: «Молодец, Валерка, умничка! Крас-савчик!». Думаю, не всем это так уж сильно нравилось. Но Павел Васильевич, похоже,  делал  большую ставку на меня, это было по всему видно на каждом занятии. Ни на шаг от меня не отходил, даже неловко как-то мне было. Похоже, не иначе, как в олимпийские чемпионы меня готовил. Чему я был очень рад, конечно, и старался соответствовать его желаниям, намерениям и грандиозным планам. Все знали, что Марочкин, — это сила! Марочкин – это мощь! Что задумает – обязательно сделает, осуществит! А что он задумал, знали уже все, — сделать своего воспитанника, то-есть, меня – Олимпийским Чемпионом!

Вот такая вот планида выпала на мою голову, я не виноват. Не обернулось бы это бедой, с тревогой,  думал я. А беда, в связи с этим, была уже, как потом выяснилось, буквально на пороге.

… Однажды, прихожу на очередную тренировку, как всегда вовремя, без  опозданий, как всегда с боевым настроем, думаю, вот сейчас Павел Васильевич встретит меня на глазах у всех, не иначе, как с распростёртыми объятиями и ценными наставлениями…  Однако, увы, встретил меня не он, а дежурный по Дворцу спорта «Динамо» грустным сообщением: «Павел Васильевич забегал на минутку, чтобы сообщить о том, что он не сможет сегодня прибыть на тренировку,  оставил тебе план упражнений, которые нужно выполнить обязательно, и… ушёл». Тут подошёл ко мне мой ближайший соперник Серёжка Айвазов и не удержался, съязвил: «Что это Марочкин  так носится с тобой, как с писаной торбой,  даже неприлично, нас  почти и не замечает! А чем мы хуже тебя?

— А ты у него и спроси об этом, чего ты у меня спрашиваешь? – посадил я его на место, но на душе остался неприятный осадок: что-то тут не так.

…Я потренировался нормально, правда, без  привычного азарта и удовольствия, но выполнил всё, что тренер  запланировал. Должно быть, у него срочные дела вдруг объявились, ничего, это бывает, переживём. Может ещё и подойдёт. Но, не случилось.

Выхожу после тренировки  из зала, в расстроенных чувствах направляюсь  домой. И вдруг вижу…  лучше бы не видеть этого ужаса, как из пивного подвальчика, что у нашего Дворца спорта, под руки выволакивают… моего любимого тренера, увы,  в абсолютно невменяемом состоянии. Тут же подбегаю к нему.

— Павел Васильевич, что с вами, дорогой мой?  Кто это вас так напоил, и по какому поводу? Я вас просто не узнаю. Давайте помогу.

Да и он, по-моему, меня не узнал, лишь что-то сумбурное в ответ промычал и… упал! Хорошо, хоть мне на руки, не мимо.  Кош-мар! Я его таким никогда не видел. Даже представить себе не мог, что такое возможно.  Но… Вот в чём главный вопрос: кто сделал эту чудовищную мерзость? И главное – зачем?!

Остаётся только догадываться, — зависть! Чья-то зависть выплеснулась наружу. Уж слишком он был успешным, и любимым всеми, Тренер с большой буквы. И воспитанники у него были успешными, чемпионами и рекордсменами. А это нравилось не всем. Вот и решили слегка подпортить ему биографию. Ничего другого не нашли, а тут, вроде как всё нормально получилось… Ну, подвыпил маленько, мужик, что уж тут  такого смертельного. Мол, кто нынче не пьёт!

Но я-то точно знаю, что только зависть и злоба подтолкнули мелких подлецов и негодяев, на этот глубоко продуманный «подвиг» — убрать успешного человека с дороги, опозорить публично, чтобы не возникал, не мешал. Чтобы самим по этой успешной дорожке вместо него пройти.

Марочкин этого подлого  удара в спину, конечно же,  никак  не ожидал и, увы, не  смог  перенести, в результате  – вскоре ушёл в небытие наш любимый и незаменимый тренер, светлая  ему память  и вечный покой!

А мы ещё повоюем, дорогой наш Павел Васильевич, с доброй памятью о вас, и о нашем замечательном времени, когда всё у нас было впереди, и когда всё было в наших силах, и всё мы с вами смогли бы осуществить, вплоть до олимпийского чемпионства. Ведь мы же так верили в это, и так к этому готовились, но…

Подлый, но глубоко продуманный удар в спину помешал. Всё в один миг рухнуло, все планы и надежды. Ах, как жаль!

Но мы ещё кое-что сможем, не всё потеряно,- подумал я тогда, —  Вперёд и с песней, как говорится. Мы ещё пока в строю, в хорошем здравии, и сдаваться не собираемся. Вперёд, и только вперёд! В память о прекрасном и светлом человеке. Никакие уловки и козни в адрес этого прекрасного человека, не могли ему помешать. Разве только… убрать? Ну, вот и убрали. А в памяти людской он, как и прежде с нами – живой, весёлый и прекрасный! Чудо — ТРЕНЕР — Павел Васильевич Марочкин!

Спасибо, друзья за то, что услышали эту дикую историю именно  от меня, много лет в себе носил, держал, но вот, не удержался, рассказал  и, надеюсь, что  всё  правильно поняли. А дорогому и незабвенному, любимому, несравненному  Марочкину —  вечная память, и всеобщее поклонение. Золотой был человек, совершенно незабываемый.

А какие у него были роскошные, гусарские усищи, длинные-предлинные, и как он их на зависть всем мужикам, любовно расправлял – одно удовольствие смотреть, просто загляденье. Мировой мужик – одно слово!

Вот так, дорогие мои, спасибо за то, что прочитали, и, надеюсь, всё правильно поняли, и уловили мою великую боль и грусть в связи с его нелепым уходом. Хотелось бы назвать подозреваемых в организации и проведении этой безумной авантюры и провокации, я-то их знаю почти всех, но озвучить не берусь. Не имею права, нет  доказательств. Вот и всё.

Спасибо за внимание и понимание, дорогие мои. Всегда с вами и всегда Ваш

 Валерий ТАТАРИНЦЕВ.

You might also like...

Азербайджанская община приняла участие в IV областном фестивале национальных культур «Подмосковье — территория дружбы»

Read More →