Федеральная национально-культурная автономия азербайджанцев России
ФНКА азербайджанцев России создана 1 октября 1999 года

Асиф Магеррамов: Предательство, как и закон, обратной силы не имеет

  • 03/02/2015 --
  • Просмотров: 4379

Асиф Магеррамов - президент ФНКА АзерРос (1)Экс-президент ФНКА АзерРос Асиф Магеррамов ответил на вопросы корреспондента портала vku-org.ru.   

— Почему Вы подали заявление о своей отставке с поста президента ФНКА АзерРос?

А. Магеррамов: Прошу отметить, что я с большим удовольствием и гордостью выполнял обязанности президента Федеральной национальной культурной автономии азербайджанцев, возложенные на меня  на V съезде ФНКА АзерРос 25 января 2013 года, готов и дальше служить своему народу, Азербайджану, России — и это не громкие слова. Об этом я говорил всегда в своих публичных выступлениях и интервью.

Когда я пришел в ФНКА АзерРос в качестве ее президента, у меня не сложились отношения с некоторыми моими соотечественниками, в частности с руководителем Региональной НКА азербайджанцев Московской области Галибом Агаевым. Со временем недоброжелательные отношения переросли в конфликт, который получил широкую огласку из-за действий того же Г.Агаева.

Чтобы предотвратить  раскол  ФНКА АзерРос и  сохранить  ее единство, я принял решение уйти со своей должности и сделал это, прежде всего, потому, что, став во главе организации, пришел служить своему народу, а не воевать с кем-либо. И считаю самым главным и важным то обстоятельство, что мое положение в обществе и общественной организации не являлось главным фактором для сопровождения каких-то моих дел или бизнеса. Поэтому в данной ситуации  я написал заявление об уходе, и мне принципиально неважно в каком качестве буду служить и помогать своим соотечественникам в России.

— Какова причина и в чем суть Вашего конфликта с Галибом Агаевым  и  Тахиром Гаджиевым?

А. Магеррамов: Где бы я раньше  не  работал, таких конфликтных ситуаций у меня никогда не было. Взаимодействуя с разными коллективами и людьми, у меня всегда со всеми складывались нормальные и человеческие, и деловые отношения.

Чтобы понять подоплеку наших взаимоотношений, хочу обратиться к прошедшим событиям, а именно к пятому съезду ФНКА АзерРос, на котором Агаев Галиб заявил о своих президентских амбициях. Тогда он являлся вице-президентом ФНКА АзерРос. Но, тем не менее, президентом избрали меня.

В это время у ФНКА АзерРос было немало нерешенных проблем, с которыми я столкнулся в первые дни своей работы. Прежде всего, хочу напомнить, что организация осталась без помещения, так как здание, где находился офис ФНКА АзерРос, перешло от одного собственника к другому. Этот переход сопровождался захватом здания ОМОНом и полицией, в результате чего были утеряны архивные документы ФНКА АзерРос. По этому факту есть решение органов дознания.

В начале февраля 2013 года у меня состоялась беседа с Галибом Агаевым, во время которой я сказал ему, что он нам очень нужен, поскольку он знает регионы, так как часто ездил по городам России, встречался с лидерами азербайджанских общин и плодотворно общался с ними.  Галиб Агаев мне в категоричной форме ответил отказом, дав понять, что работать со мной не собирается. Учитывая разницу в возрасте, я старше его на 8-9 лет, надеялся найти какое-то компромиссное решение, чтобы уладить наши отношения, но это оказалось бесперспективным делом. Мне ничего не оставалось, как пригласить другого человека для работы с региональными организациями, который активно включился в работу с региональными и местными национально-культурными автономиями. Мы отправили запросы во все субъекты РФ, чтобы выяснить точное количество реально работающих азербайджанских организаций. В результате ответов с регионов, стало известно о том, что на территории страны в нормальном режиме функционируют примерно 94-96 % азербайджанских организаций, которые находились в составе ФНКА АзерРос.

— Асиф Рафиевич, Вы удовлетворены результатами своей деятельности ФНКА АзерРос за период с 2013 года?

А. Магеррамов:  Считаю, что я и наша команда работали на совесть и вполне плодотворно. Много говорить  о проделанной работе не хочу,  потому что вся она освещена на портале www.fnkaa.ru.  Там и статьи, и фотоматериалы о нашей деятельности. Это лучшее свидетельство и доказательство того,  какую работу мы выполняем. Замечу лишь, что в 2013-2014 годах, с учетом того, что 2014 год был юбилейным для нашей организации, проведено  большое количество мероприятий, проделана громаднейшая работа  во многих регионах:  в Самаре,  Ярославле,  Нижнем Новгороде,  Костроме, а также в Московской области и в Москве.

Хочу отметить один важный момент: в соответствии с Уставом ФНКА  АзерРос  в 2013 году прошло четыре заседания Федерального совета и в 2014 году — 6 таких заседаний, и ни одного замечания  ни в адрес организации, ни в мой не прозвучало, работе в целом была дана удовлетворительная оценка.

Также не было замечаний и от Совета старейшин ФНКА АзерРос. Никаких нареканий от Министерства регионального  развития, Министерства культуры, Администрации Президента, Правительства  к нам не поступало. Нами своевременно предоставлялись отчеты, планы,  всевозможные документы, то есть я хочу отметить, что наша работа была четко организована. Вся бухгалтерия и весь документооборот были приведены в соответствие с российским законодательством.

— Тогда почему встал вопрос о внеочередном отчетно-выборном съезде ФНКА АзерРос?

А. Магеррамов:  Дело все в том, что в какие бы я регионы не приезжал везде и всюду получал сигналы о том, что Галиб Агаев и Тахир Гаджиев, бывая в свою очередь там раньше,  грубо говоря, поливали меня грязью или давали отрицательную оценку моей деятельности в качестве президента организации, а также в отношении  всей нашей организации. Они распускали информацию, что ФНКА АзерРос не работает, президент некомпетентен и ни в чем не разбирается. Потом эта же информация стала распространяться ими и в различных азербайджанских СМИ.

Они неверно интерпретируют работу ФНКА. Замечу, что деятельность организации, прежде всего, связывают с личностью ее руководителя.

Дело еще  в том, что некоторые их выступления и участие в мероприятиях от имени ФНКА АзерРос с нами не согласовывались, мы их не уполномочивали делать какие-либо заявления от автономии. И, тем не менее, они посещали регионы по собственной инициативе и проводили мероприятия по собственным программам. Причем в планах ФНКА такие мероприятия даже не намечались.

Я был против этого, поэтому иногда  пытался направлять вместе с ними в командировку  наших специалистов.

Когда, они, то есть представители ФНКА АзерРос, к примеру, поехали в Ижевск на научно-практическую конференцию, посвященную творчеству Низами Гянджеви, то стали свидетелями того, что Г.Агаев и Т.Гаджиев вели разговоры о вербовке агентуры для сбора информации по карабахской проблеме.

По этому поводу наши сотрудники составили подробный отчет, с которым любой желающий может ознакомиться.

Я, конечно, заявлял им, что такие действия противоречат уставу организации и, вообще, самой сути деятельности ФНКА.

Наша основная задача − сохранение языка, культуры, обычаев азербайджанцев, позиционирование их с положительной стороны.

— Пытались ли Вы разобраться в этой ситуации, вести с ними переговоры и беседы, чтобы снизить накал напряженности?

А. Магеррамов:  Я пытался разобраться во всем этом и думаю, что Г.Агаев  и Т.Гаджиев слишком личностно понимают свою общественную работу, потому что они в первую очередь заботятся не о соотечественниках, а  о своем бизнесе, о реализации своих планов.

Я  неоднократно делал попытки встретиться с ними, также приглашал Тахира Гаджиева в офис организации. Во время поездки всей нашей команды в Тверь на круглый стол беседовал с Гаджиевым в присутствии членов литературного общества «Шахрияр», обращался с просьбой  о налаживании нормальных деловых и личных отношений с Галибом Агаевым.  Но взаимопонимания у них не нашел.

Вообще-то  наш конфликт  начался с того дня, когда Галиб Агаев и Тахир Гаджиев  пришли к нам в офис, на Красной Пресне. Мы только переехали и обживались на новом месте. В моем кабинете на стене висит картина, на которой изображены главы наших государств, Азербайджана и России, а также  портрет общенационального лидера Гейдара Алиевича Алиева.

Я пригласил их присесть, и они начали разговор о проблемах Карабаха, поглядывая на портрет Гейдара Алиевича. А потом спросили, почему здесь находится портрет Г.Алиева, который, по их мнению, способствовал возникновению карабахской проблемы.

Я не хотел обострять отношений и постарался дипломатично перевести разговор на другую тему, тем не менее, заметив, что сам решу, где должен находиться портрет, и поэтому попросил их не вмешиваться в эти вопросы.

Сегодня портрет Г.Алиева вместе с табличкой, на которой написаны его исторические слова «Я горжусь тем, что являюсь азербайджанцем», висят на самом видном месте в офисе.

И чем дальше, тем больше углублялось непонимание между нами.

В сентябре текущего года, когда Г.Агаев и Т. Гаджиев распространили среди членов Федерального совета, членов Совета старейшин оскорбительную информацию в адрес президента ФНКА АзерРос, обвиняя меня в безнравственности и неспособности руководить организацией.

Когда проводился общий круглый стол и совещание по подготовке к 15-летию ФНКА АзерРос в Доме Правительства Московской области, Галиб Агаев демонстративно встал и высказал при всех оскорбительные слова в мой адрес.  Подчеркнув, что я сделаю большой подарок, если подам в отставку с поста президента. Я же, помня о его заявлениях в СМИ, высказываниях на  сайтах, в регионах и, учитывая, что подобное поведение Г.Агаева стало для него нормой, и тут уладил вопрос.  Я обратил его внимание, что мы собрались сегодня по другому поводу и не стоит затевать ненужные разговоры при таком количестве приглашенных.

Фактически он публично оскорбил меня, из-за него мне пришлось извиниться перед всеми гостями.

— Давайте вернемся к теме внеочередного заседания Федерального Совета.

А. Магеррамов:  Да, начались разговоры  о созыве внеочередного Федерального Совета по инициативе региональной организации Московской области, где должны были внести на рассмотрение вопрос об отзыве президента.

В октябре на заседании Федерального совета Г.Агаевым был поставлен вопрос о внеочередном съезде  ФНКА АзерРос, который был поддержан Союном Садыковым и Гудси Османовым, но он не прошел голосования. Кворума не было. Хотя почему заместитель Чрезвычайного и Полномочного посла проявлял такой интерес к съезду, тогда мне было непонятно.

И этот вопрос о внеочередном заседании Федерального Совета опять с особенной активностью поднимается ими. Для чего? Для шумихи, для создания ажиотажа. Но, чтобы провести Федеральный Совет, нужен кворум. Многие азербайджанцы наотрез отказались подписывать документы о согласии на проведение внеочередного заседания Федерального Совета и на созыв внеочередного съезда, а также не поддержали обращение,  направленное против президента ФНКА Асифа Магеррамова.

Пригласив своих активистов и руководителей МНКА на обычное чаепитие и обсуждение текущих вопросов работы Региональной НКА азербайджанцев Московской области, и там подсовывают им какие-то документы и среди прочего − и бумагу с предложением о проведении внеочередного съезде и внеочередного заседания Федерального Совета.  Ознакомившись с такого рода документом, люди отказывались его подписывать, мотивируя тем, что у них нет вопросов к президенту.

Те, кто занимался фальсификацией документов, сумели ввести в заблуждения членов Федерального Совета, поэтому, когда ситуация прояснилась, некоторые его были выведены из состава членов  Федерального Совета.

Вероломство, хамство и грубое нарушение законных конституционных прав членов Федерального совета ФНКА АзерРос у меня вызвало возмущение.

— А потом все-таки было принято решение о проведении внеочередного съезда?

А. Магеррамов:  Просто в очередной раз, то есть 12 ноября 2014 года, 5-6 человек завели в офисе ФНКА конфликтный, ненужный разговор с участием Г.Агаева и Т.Гаджиева. Но когда 14 ноября 2014 года через 2 дня объявили, что будет заседание следующего внеочередного ФС, то я посчитал, что, не являясь членом Федерального Совета,  не могу на нем присутствовать. А официального приглашения принять участие в заседание Федерального Совета я не получил.

— И все равно, почему было проведено заседание Федерального совета? На членов ФС оказывали воздействие, им угрожали?

А. Магеррамов:  Да. Причем они пригласили людей, в том числе не имеющих отношение к Федеральному Совету. Основанием для проведения внеочередного заседания Федерального Совета послужили якобы собранные ими подписи. Если подписи собраны, значит надо проводить заседание Федерального совета.

Мы тогда не знали, что все эти подписи были поддельные, и поэтому на заседании Федерального совета первым вопросом был поставлен вопрос вывода из его состава законно избранных членов.

— Уточните, пожалуйста, речь идет о заседании ФС 14 ноября 2014 г.?

А. Магеррамов:  Да. А потом они ввели в Федеральный Совет себя и угодных им людей, причем один из них никак не мог быть членом Федерального Совета, так как он является гражданином Азербайджана. Тем не менее, они все-таки провели заседание, ссылаясь на сфальсифицированные документы, тем самым был совершен подлог.

Когда потом стали разбираться, то выяснили, что все это незаконно. Во-первых, были использованы сфальсифицированные материалы. Во-вторых, применено определенное давление. И, в-третьих, исключительно по субъективному мнению и решению одного представителя региональной НКА была сформирована так называемая комиссия или оргкомитет по организации и проведению внеочередного съезда. Свою роль в этом сыграл и советник президента по правовым вопросам Ю. Хыдыров, поддержавший как законный проведение внеочередного заседания Федерального Совета, ввод и вывод членов Федерального Совета. Теперь понятно, почему. Это было преднамеренным шагом с его стороны.

Это, конечно, вызвало возмущение у  людей. Стали проводиться собрания в местных НКА Московской области. Многие заявили о своем выходе из состава Московской областной региональной организации, а также еще представители МНКА из пяти подмосковных городов заявили о своем выходе из состава РНКАА МО. Все эти документы я, естественно, представил и предложил провести еще один внеочередной ФС и дать оценку произошедшему. Тогда последовало обращение Т.Гаджиева, в котором он написал, что мне следует поехать на родину и там пасти баранов. Да, я готов ехать на родину и баранов пасти, только при условии, что Т.Гаджиев и Г.Агаев напишут на русском языке два или три предложения из обращения именно так, как там написано. Но они не способны это написать. То есть, я понимаю, что эти  люди просто пешки в чужой игре. Эти людишки способны на подлости  ради достижения своих эгоистических интересов. Дело все в том, что я был вынужден ознакомиться с прошлым и настоящим этих людей, потому что в течение уже двух лет они льют на меня грязь. И тогда я понял, что идет элементарный рейдерский захват группой людей общественных организаций азербайджанского толка в своих узкокорыстных целях. И, честно говоря, мне жаль моих соотечественников.

Кстати, стало известно, что Г.Агаев и Т.Гаджиев хотели захватить и выкупить Московскую региональную НКА, во время круглого стола в МДН возник нелицеприятный разговор об этом.  Тахир Гаджиев попытался очернить Московскую региональную НКА, но актив этой организации воспринял в штыки все эти заявления и чуть ли не возник конфликт между ними. Но они выводов из этого не сделали.

Такое же произошло в Казани. Они приехали и взбаламутили народ, и люди с «топорами и вилами» пошли друг на друга. Мы выехали туда и уладили разногласия.

Этот же вопрос возник в Ярославле. По моим данным, у нынешнего руководителя, так, во всяком случае, говорят, сожгли часть бизнеса. Т.е. теперь  это чуть ли не стало нормой поведения в подмосковных городах: прийти и заявить руководителю местной  НКА, что я тебя снял и назначил другого.

Такое поведение я расцениваю как поведение человека зарвавшегося, или как рейдерский захват общественных организаций с целью устройства туда своих людей для достижения собственных интересов в сфере бизнеса.

— Вы подали в отставку, как этого хотели некоторые члены  Федерального совета. Как Вы думаете, почему Ваши оппоненты не остановились на этом, а пошли на еще большее обострение ситуации вокруг организации?

А. Магеррамов:  Да, действительно, чтобы не накалять обстановку, я объявил о своей отставке с поста президента организации.  И еще раз убедился в том, что результаты работы ФНКА АзерРос за последние два года не интересуют наших оппонентов, рвущихся к власти. Они думают только о своих собственных интересах. Но меня удивляет другое, и это стало известно совсем недавно. В команде соперников оказались совершенно разные люди — это и обиженные, и амбициозные не в меру, и легковерные, поверившие разным обещаниям, и те, кого запугали, и даже те, кто по роду своей деятельности не должны находиться в их числе.

Я полагаю, что это, по сути, организованный рейдерский захват общественной организации, не более того.

А почему она вдруг стала такой интересной? Потому что ФНКА АзерРос прошла проверку Министерства юстиции, прошла перерегистрацию своего Устава, регистрацию эмблемы, флага и гимна. Словом, наведен порядок во всей структуре общественной организации.

Совет при президентеВ соответствии с действующими законами РФ, а именно 74-ФЗ и 82-ФЗ «Об общественных объединениях», нас признают в российском государстве. Согласно 468 указу Президента РФ в дополнение к указу от 26 июня 2014 года меня включили в состав Совета при Президенте РФ по межнациональным отношениям. И это, кстати, тоже еще более обострило обстановку.

17 января наши оппоненты провели так называемый съезд ФНКА АзерРос, который признан нелигитимным, и об этом заявила председатель Федерального совета организации Мехрибан Садыгова. На этом мероприятии были также и люди, введенные в заблуждение, а также много представителей от ВАКа и других общественных, которые не входят в состав ФНКА АзерРос, а также не имеют право голосовать и оценивать работу организации. И там же эта команда окончательно раскрыла все свои карты, и все, кто участвовал в этом спектакле, показали свое истинное лицо. В данном случае я имею ввиду бывшего президента ФНКА АзерРос Союна Садыкова, заместителя Чрезвычайного и Полномочного посла Азербайджана Гудси Османова и моего бывшего  советника  Хыдырова Юсифа, который, поработав у нас почти 9 месяцев, вырос до кандидата в президенты общественной организации.  Ну, и соответственно, все решения, принятые ими, не могут иметь законной силы.

И, пользуясь случаем, что это интервью будет опубликовано, хочу обратиться к тем, кто был в наших рядах, а потом вдруг оказался на противоположной стороне, то есть совершили предательство. Не хочу называть их по именам, они и сами поймут, кого я имею в виду. Так вот, знайте, что вы, прежде всего, предали самих себя. Во все времена предателей презирали даже те, кому они сослужили службу, и предательство, как и закон, обратной силы не имеет.

— Заместитель Посла Азербайджана в России Гудси Османов в своем выступлении заявил, что Вы обратились к нему с просьбой об урегулировании назревающего конфликта в организации и попросили его о помощи. Что Вы можете сказать по этому поводу?

Асиф Магеррамов: В первый раз я увидел Гудси Османова и познакомился с ним на одном из молодежных форумов.

Бывший советник ФНКА АзерРос Юсиф Хыдыров, рекомендовал мне встретиться с зампосла Гудси Османовым, который, по его словам, очень хорошо обо мне отзывается. Но наша встреча тогда не состоялась.

Я и не предполагал, что Гудси Османов, Юсиф Хыдыров, Союн Садыков, Галиб Агаев и Тахир Гаджиев − это звенья одной цепи, организаторы раскола нашей организации.

Потом, когда стала нарастать конфликтная ситуация, Араз Мурсалиев предложил мне встретиться с Гудси Османовым, и я принял это предложение. И мы встретились. Причем, хочу отметить, что зампосла инициировал нашу встречу. Я общался с ним. Я высказал свои предположения по конфликту, рассказал о текущей ситуации в организации и отметил, что Посольство Азербайджана должно уделять внимание проблемам общественных организаций азербайджанцев.

Я против Аббаса Аббасова ничего такого не говорил, и оправдываться в чем-то – ниже моего достоинства. То, что он говорил на собрании, является ложью и неправдой. То, что Аббас Айдынович не отвечал на мои звонки, долгое время я не мог с ним связаться, о том, что здание, где мы арендуем офис, выставлено на торги. Да, об этом разговор у нас был.

Мы также порассуждали о мировой практике концентрации отдельных этнических групп в тех или иных государствах, говорили о наших соотечественниках, о проблемах их объединения.

Гудси Османов мне предложи свои услуги — помочь с офисом и финансированием ФНКА АзерРос. Я, конечно же, поинтересовался: на каких условиях будет осуществляться эта помощь. Он заявил, что уполномочен объединять все общественные организации азербайджанцев России. Тогда я четко объяснил три свои позиции: я не никогда не пойду против  Азербайджана, России и своего друга и руководителя Совета старейшин. При этом разговоре присутствовал и Араз Мурсалиев.

Я также понимал, что официальное финансирование ФНКА АзерРос со стороны Азербайджана невозможно, так как организацию могут признать агентом иностранного государства.

Гудси Османов  предложил мне еще раз встретиться, но на встречу с ним не пошел. О продолжении и налаживании моих каких-то отношений с Гудси Османовым не могло идти и речи.  Я-то предполагал, что с участием посольства мы сможем объединить усилия общественных организаций и работать в позитивном русле.

Теперь я понимаю, что Г.Османов исключительно занимается  тем, что разжигает вражду между общественными организациями, сталкивает их между собой,  создает напряжение в азербайджанской общине России.

Как только Гудси Османов стал заместителем Посла, он стал проявлять повышенное внимание к общественным организациям и их руководителям, чего раньше никогда не было со стороны Посольства. Его попытки якобы урегулировать отношения между РНКА азербайджанцев Московской области и ФНКА АзерРос имели, как выяснилось, совсем другие цели, а именно помочь рейдерскому захвату нашей общественной организации.

И самое главное и важное, что их мишенью, как стало известно совсем недавно, являлся не президент ФНКА АзерРос, не результаты работы ФНКА АзерРос, а глава Совета старейшин Аббас Аббасов, который понимая свою ответственность и свою роль, погрузился в общественную работу, делая все необходимое для консолидации организаций соотечественников для более эффективного обеспечения ими своих прав в России.

Аббас Аббасов осознанно делает акцент на идее консолидации соотечественников в своей нынешней деятельности, потому что обеспокоен ситуацией в некоторых регионах, где существуют несколько общественных организаций азербайджанцев,  которые рассматривают себя не как потенциальных партнеров, чтобы работать на благо защиты общих интересов, а как соперников и конкурентов, у которых личные амбиции  стоят на первом месте. Поэтому не случайно развязана вся эта грязная кампания против него.

Хочется, чтобы соотечественники понимали, что благородные цели и задачи, которые стоят перед ФНКА АзерРос, требуют того, чтобы лидер  огромной азербайджанской общины России отвечал самым высоким требованиям, с честью нес добровольно взятые на себя общественные обязанности и оправдывал доверие соотечественников. И таким лидером является наш аксакал Аббас Аббасов.

 — Что, с Вашей точки зрения, нужно сделать, чтобы уладить этот конфликт и прийти к общему согласию и единению?

А. Магеррамов:  Я хочу сказать, что мой уход, это не победа тех людей, которые хотят захватить ФНКА АзерРос и таким образом прийти к власти. Эта неблагоприятная ситуация вокруг организации больно ударила по авторитету как азербайджанцев России, так и тех, кто живет за рубежом. И может нанести определенный урон по давно сложившимся историческим отношениям между Азербайджаном и Россией.  А в урегулирование этих отношений было вложено много общего труда.

Я очень надеюсь, что здоровые силы в азербайджанской общине сумеют сделать все необходимое для установления между нашими организациями атмосферы дружной работы, конструктивного сотрудничества друг с другом, для формирования в общине благоприятного и доброжелательного морально-психологического климата.

Очень надеюсь, что и в дальнейшем работа в ФНКА АзерРос будет выстраиваться на принципах взаимной поддержки, уважения и корректного отношения друг к другу.

И я выражаю надежду, что наши соотечественники не будут спокойно смотреть на недружественные попытки некоторых «деятелей» свернуть нас с намеченного пути.

Беседовал Самед Махмудов