Федеральная национально-культурная автономия азербайджанцев России
ФНКА азербайджанцев России создана 1 октября 1999 года

Уcлышать музыку судьбы

  • 07/05/2014 --
  • Просмотров: 4057

в ФНКАК своему 75-летнему юбилею Тамилла ханум Шихмамедова издала автобиографическую книгу «Музыка моей жизни», тем самым подчеркнув, что музыка и есть идея ее жизни. И дело здесь не только в том, что, что она по основному роду своей деятельности является музыкантом. Здесь все гораздо глубже.

Бытует мнение, что музыка уводит человека в нереальный мир покоя и счастья. Это, конечно же, не так. Мир музыки также реален, как и физический мир. Только это не физический мир. Это просто другой мир.

Музыка – это явление метафизическое, или, как сказал крупнейший русский философ ХХ века А.Лосев, внепространственный феномен. Конечно, музыку мы слышим, ее восприятие предполагает соответствующие психические процессы, однако ни звук, ни психические процессы определяют ее сущность. Сущность музыки – за гранью нашего мира. За музыкой, которую мы слышим, как говорят некоторые ее исследователи, стоят космические вибрации. Музыка – это то, что мы слышим с помощью звуков, сама же музыка – это звучание мира совершенства и гармонии, который является идеальным. Это звук мир подлинного бытия. Музыка – это отзвук идеала. И как таковая «она – невыявленная сущность мира» (А.Ф. Лосев).

Музыка вскрывает обнаженную, ничем не прикрытую, ничем не выявленную сущность мира. Мир в музыке предстает во всей ее нетронутой чистоте и несказанности. Музыка отражает не реальность, которая нас окружает, а возвышенную сторону мира. Музыка – это гармония Истины.

Однако в книге речь идет не о музыке, а точнее, не только о ней. Книга посвящена всей жизни и судьбе Тамиллы ханум. Из книги мы узнаём, как нелегко складывалась ее судьба. Но в том то и дело, она за внешними жизненными проблемами, которые определяют ее судьбу и имеют в основном сугубо земную природу, она стремится увидеть возвышенную музыку судьбы.

Она – безусловно, оптимистка. Все в мире неоднозначно. Переживания, ниспосланные судьбой, порой тяжелые испытания, как говорится, не сломили ее, а, напротив, дали своеобразный импульс для того, чтобы посмотреть на мир с другой стороны. Видимо именно поэтому она и стала музыкантом.

Музыка живет в царстве души. Ее мир – это эмоции, переживания. Подобно всем другим видам искусства, она имеет эмоциональную природу. Музыка звучит не для уха, а для души и в душе. Хоть и говорят о музыкальном слухе, но не слух, а душа воспринимает и источает музыку. Музыка звучит всегда в душе. Музыка – это мелодия души. От музыки именно душа сострадает или окрыляется, наполняется печалью или радостью. Музыка, как и душа, не имеет границ. Не случайно древние душу обозначали символом, который в наше время называют знаком бесконечности.

Такой же безграничной является душа Тамиллы ханум. Небывалая душевность – ее отличительная черта. С людьми она заботлива как мать, умеет понимать как собеседник, сочувствовать как друг, ценить и уважать человека как интеллигент. Как азербайджанке ей присуща национальная сплоченность, как просто человеку – человечность.

Ее душа не может уместиться в ни в какие границы. Одного мира, одной религии, одной национальности, одной страны ей слишком мало. «Для меня никогда не было принципиально, где вести разговор с Богом – в мечети, католическом соборе, православной церкви или одной дома» (с.125), – говорит она в своей книге.

Она – чистокровная азербайджанка, но по характеру – интернационалистка, как сказали бы в советское время. Я не скажу, что для нее национальность не имеет значения. Она очень любит свой народ, свою нацию, свою Родину, свои корни. Но она одинаково открыто будет общаться и поддерживать отношения с любым человеком, независимо от его национальности. В ее характере много  черт, характерных для других национальностей. Для нее ценностью является не только национальная солидарность, но и межнациональная консолидация.

Сама живет в Москве, но часто бывает в Баку, сестра – в Израиле, муж – коренной бакинец, но предки его из Ирана, внуки – в Америке. Воистину человек мира, или, как официально звучит ее почетное звание, Посол мира.

Широк дипазон ее  музыки. Она играла на фортепиано, на органе, увлекалась эстрадой и джазом. От классики – до модерна, авангарда. И это тоже – проявление ее душевного склада. С одной стороны, она традиционалистка, консерватор, но с другой – открыта новому, новациям.  Она любит классику, народное творчество, но в то же время – эстраду, джаз.

Лично я для себя давно решил, что поклонники джаза – это бунтари. Но это не такие бунтари как поклонники рока. Рок – это больше внешний, демонстративный бунт. Джаз – это не только бунтарство, но и созерцание. Джаз – это бунтарство созерцателя. Созерцатель очень тонко чувствует гармонию мира и никогда не будет банальным разрушителем. Бунтарство созерцателя – это состояние души, которая чувствует дисгармонию, и очень осторожно, не разрушая, не совершая революций, без потрясений пытается внести в мир совершенство. Бунтарство созерцателя – это неприятие не столько мира, а сколько его дисгармонии и несовершенства. Оно не разрушительно, не деструктивно, а созидательно, конструктивно. Бунт созерцателя направлен не на разрушение, а на творчество. Приверженцы джаза – это всегда натуры творческие – либо реализовавшиеся, либо потенциальные.

И Тамилла ханум – безусловно, бунтарь в самом возвышенном смысле этого слова, хотя звучит это несколько парадоксально. Ее возмущает несовершенство нашей жизни, ложь и фальшь, проникающие во все поры действительности. Она не может с этим мириться, поскольку она – принципиально неравнодушный человек. Можно сказать, что многое она делает по первому порыву своей души, причем без оглядки, не думая, что будет потом.

У нее болит душа за все. Показательны ее слова из книги: «У меня вызывает протест «мусульманин», совершивший намаз, но живущий в грехе, и я всегда открыто говорю об этом. Я знаю стольких людей, которые слепо следуют ритуалу, но совершают поступки, никак не соответствующие божественным законам! Как же ты можешь совершать намаз, если ты не чтишь законы? Это большой грех». (с.128)  Безусловно, она любит всех своих родных. Но для нее нет понятия «чужой». У нее все – свои. Она не ради показухи, а реально по-матерински опекает всё свое окружение. О ком бы она ни рассуждала, она найдет точки соприкосновения, чтобы зачислить его в список своих. Качество, прямо скажу, не очень свойственное азербайджанцам. Но это и есть возвышенное бунтарство Тамиллы ханум!

Она не умеет держать зла и обиды. Она великодушно практически всем все прощает, причем то, что, казалось бы, простить невозможно.

Один мудрый человек с глубоким жизненным опытом как-то сказал, что возраст тем и хорош, что чем больше его, больше можешь отдавать, а не брать. В современной насаждаемой системе ценностей нет места категории «давать». Инфантильное «брать» и становится смыслом жизни. Но мы не понимаем, что это хорошо до определенной поры. Есть в жизни человека момент, когда «брать» теряет смысл, ибо это уже не приносит радость и удовлетворение. Человек теперь уже может полноценно жить и существовать, только отдавая – отдавая все то, что накопил: свое богатство, свой жизненный опыт, свою мудрость, свою любовь,  самого себя. Так существует человечество. Если не было бы в мире тех, кто отдает, то человечество прекратило бы свое существовании. С самозабвенной самоотдачи матери зарождается жизнь и отдаче держится. Гармония человеческого мира предполагает, чтобы были не только те, берет, но те, кто дает. Но следует помнить, что когда человек берет – он просто человек, это обыденность, в этом не подвига, нет возвышенности, но когда дает – он уподобляется Богу.

Видимо, на каком-то глубинном мистическом уровне Тамилла ханум усвоила эту сокровенную мудрость, и щедро раздавая теплоту своей души, получает от этого колоссальное удовольствие. И это не просто праздные слова, сказанные к юбилею. Кто-то в наше прагматическое и бездушное время этому может и не поверить, но я лично хорошо знаю, какой моральный подъем она от этого испытывает.

У Тамилла ханум открытое сердце. Порой даже кажется, что даже чересчур. Порой даже в ущерб себе, как может показаться со стороны. Есть, конечно, в жизни моменты, когда нужно быть строгим, соблюдать дистанцию, следовать сложившемуся протоколу. Но это для всех остальных, не для нее. Это тоже её бунт.

Нашей дорогой Тамилле ханум – 75! Поздравляя ее с этой датой, хочу сказать, что у каждого возраста свои прелести. Дело только в том, что эту прелесть надо уметь чувствовать. Эта прелесть есть состояние души, некая музыка полета, к которой человек должен прийти сам. Это состояние согласия с собой, контакт со своим внутренним голосом и совестью. И мне кажется, Тамилла ханум прелесть своего нынешнего возраста обрела!

Хочется пожелать ей и нам, чтобы количество дней рождения у нее только увеличивалось. А мы все, то есть те, кто ее боготворит, только продолжали восхищаться ее искусством жить и любить!                                                                                        

 Ибрагим Меликов, доктор философских наук, профессор