Федеральная национально-культурная автономия азербайджанцев России
ФНКА азербайджанцев России создана 1 октября 1999 года

ФНКА АзерРос почтила память поэта-героя Мусы Джалиля

  • 22/08/2014 --
  • Просмотров: 4999

image-22-08-14-12-10-3Представители ФНКА АзерРос возложили цветы к памятнику Героя Советского Союза, татарского поэта-героя Мусы Джалиля.

В церемонии принимали участие президент ФНКА АзерРос Асиф Магеррамов, вице-президент Юсиф Хыдыров, активисты азербайджанской общины Алиев Ровшан и Исмаил Садыгов.

Напомним, что именно 25 августа 1944 года советские патриоты татарской группы сопротивления фашизму были обезглавлены на гильотине в тюрьме Плётцензее на окраине Берлина.

«В Москве начались Дни культуры Республики Татарстан. В течение нескольких дней, начиная с 20 августа, в российской столице проходят много разных мероприятий, где москвичи могут познакомиться с культурой, традициями и историей татарского народа, — говорит Асиф Магеррамов. – ФНКА АзерРос, соответственно, не может стоять в стороне. Поэтому вполне символично, что азербайджанцы России в знак признательности и уважения к Герою Советского Союза, татарскому поэту Мусе Джалилю возложили цветы к его памятнику. Мы это делаем по зову своих сердец. Мы должны всегда помнить замечательные слова: «Никто не забыт и ничто не забыто!», которые относятся к миллионам людям разных национальностей, которые отдали свои жизни за свободу и независимость нашей общей Родины. Подвиг Мусы Джалиля  — это пример мужества и бесстрашия, силы духа и любви к жизни. Его стихи, вошедшие в Маобитские тетради, которые он написал перед казнью — это обращение ко всему человечеству и прежде всего к будущему поколению. Муса Джалиль завещал нам любить жизнь, свою Родину, хранить дружбу народов и их единство, жить достойно».

Пресс-служба ФНКА АзерРос

Справка: Муса Джалиль (Муса Мустафович Залилов) родился в татарской деревне Мустафино Оренбургской губернии (ныне Шарлыкский район Оренбургской области) 2 (15) февраля 1906 года в крестьянской семье.

Когда семья переехала в город, Муса начал ходить в Оренбургскую мусульманскую духовную школу-медресе «Хусаиния», которая после Октябрьской революции была преобразована в Татарский институт народного образования — ТИНО.

В годы гражданской войны Оренбург стал ареной жестоких схваток, власть попеременно переходила от одних сил к другим: свои порядки устанавливали то дутовцы, то колчаковцы. В оренбургском караван-сарае (гостинице для приезжих) двенадцатилетний Муса видел окровавленные трупы красноармейцев, женщин и детей, изрубленных белоказаками во время ночного налета. На его глазах армия Колчака устанавливала «твердую власть» — реквизировала скот, отбирала лошадей, арестовывала и расстреливала сочувствующих Советской власти.
Когда весной 1919 года в окруженном белогвардейцами Оренбурге возникла комсомольская организация, тринадцатилетний Муса записывается в ряды Союза молодежи, рвется на фронт. Но в отряд его не берут: маленький, щуплый, он выглядит совсем мальчишкой. Вернувшись после смерти отца в родную деревню, Джалиль создает детскую коммунистическую организацию «Красный цветок». В 1920 году по инициативе Мусы в Мустафине возникает комсомольская ячейка. Кипучий, деятельный по натуре, Муса становится признанным вожаком сельской молодежи. Его выбирают членом волостного комитета РКСМ, посылают делегатом на губернскую конференцию комсомола.

Муса не просто агитировал за новую жизнь, но и с оружием в руках отстаивал молодую Советскую власть: в отрядах частей особого назначения воевал с белыми бандами.

27 мая 1920 года В.И.Ленин подписал декрет, провозгласивший образование в составе РСФСР Татарской Автономной Республики. Появилась прочная основа для развития национальной экономики, науки, культуры. В Казань съезжаются молодые татарские литераторы, музыканты, художники, одержимые желанием принять участие в становлении нового искусства.

Осенью 1922 года в Казань переезжает и шестнадцатилетний Джалиль. «Меня вела… окрыляла вера в свою поэтическую силу», — писал он позднее («Мой жизненный путь»).

В Казани Джалиль работает переписчиком в газете «Кызыл Татарстан» («Красный Татарстан»), а затем учится на рабфаке при Восточном педагогическом институте. Он знакомится с наиболее яркими представителями татарской советской поэзии: Кави Наджми, Хади Такташем, Аделем Кутуем и другими, участвует в диспутах, литературных вечерах, с головой окунается в бурную литературную жизнь республики. С 1924 года он — член литературной группы «Октябрь», стоявшей на пролеткультовских позициях. Все свободное время он отдает творчеству, активно печатается в казанских газетах и журналах.

В творчестве Джалиля отчетливее проявляются краски и образы реальной жизни. Этому способствует и активная общественная деятельность поэта. В годы работы инструктором Орского укома комсомола (1925-1926) Джалиль ездит по казахским и татарским аулам, организует комсомольские ячейки, ведет активную политико-массовую работу. В 1926 году он становится членом Оренбургского губкома комсомола. В следующем году его посылают делегатом на Всесоюзную конференцию ВЛКСМ, где он избирается членом татаро-башкирской секции ЦК ВЛКСМ. После переезда в Москву Джалиль совмещает учебу в МГУ с большой общественной работой в ЦК комсомола. Он становится членом бюро секции и впоследствии заместителем ответственного секретаря. «Комсомольская работа обогатила мой жизненный опыт, закалила меня, воспитала во мне новый взгляд на жизнь», — отмечал позднее поэт («Мой жизненный путь»).

Джалиль постепенно формируется как певец молодежи, поэт комсомольского племени. Многие его стихи приурочены к знаменательным датам в жизни ВЛКСМ («Восемнадцать»), стали популярными комсомольскими песнями («Песня молодости», «Споемте, друзья», «Песня комсомольской бригады» и др.). Не случайно и то, что первый сборник Джалиля «Барабыз» («Мы идем», 1925) вышел в серии «Библиотека МОПРа» и гонорар от него полностью был перечислен в Фонд помощи иностранным рабочим.

В 1927 году Муса Джалиль переезжает в Москву, где он работает редактором детских журналов и поступает на литературный факультет Московского государственного университета.

В годы учебы и работы в Москве Муса знакомится со многими видными советскими поэтами: А.Жаровым, А.Безыменским, М.Светловым. Слушает в Политехническом музее выступления В.Маяковского. Знакомится с Э.Багрицким, который переводит одно из стихотворений Джалиля. Вступает в МАПП /Московскую ассоциацию пролетарских писателей/, становится третьим секретарем ассоциации и руководителем татарской секции МАПП. Герой поэзии Джалиля — чаще всего крестьянский паренек, рвущийся к свету новой жизни. Чаще всего поэт рассказывает о себе, своей любви, дружбе, учебе, окружающем его быте. Лирический герой его стихов бескомпромиссен, одержим идеалами светлого будущего, презирает мещанское благополучие.

В 1931 году Джалиль заканчивает литературное отделение Московского университета по специальности «литературная критика». До конца 1932 года продолжает работать редактором детского журнала «Октябрь баласы» («Октябренок»). Затем заведует отделом литературы и искусства в центральной татарской газете «Коммунист», выходившей в Москве. Но в столице живет не так уж много, постоянно разъезжает по стране. Джалиль никогда не был только профессиональным литератором. На протяжении своей жизни он либо учился, либо работал, нередко совмещая по две-три должности одновременно. Товарищи поражались его неуемной энергии, широкой эрудиции, меткости и бескомпромиссности суждений.

Джалиль часто выступает в периодической печати со статьями, очерками, репортажами о строителях Сталинградского тракторного завода или Московского метрополитена, пишет о большевистских темпах и ударниках первых пятилеток, делится раздумьями о молодежном движении. Если в публицистических стихах преобладает наступательный, мажорный дух, то в интимной лирике небосвод не столь безоблачен. В ней есть и грусть, и сомнения, и тяжелые переживания.

В 1935 году Мусу Джалиль назначили заведующим литературной частью татарской студии при Московской государственной консерватории им. П.И.Чайковского. Студия должна была готовить национальные кадры для создания в Казани первого оперного театра. Джалиль написал либретто к операм «Алтынчэч» («Златоволосая»), «Девушка-рыбачка». В декабре 1938 года оперный театр был открыт. Муса стал первым руководителем литературного отдела Татарского оперного театра. Ныне Татарский государственный театр оперы и балета носит имя Мусы Джалиля. В театре Джалиль работал вплоть до июля 1941 года, т.е. до того, как был призван в Красную Армию. В 1939 году Джалиль был избран председателем Правления Союза писателей Татарии.

В 30-е годы углубляются литературные связи с писателями братских республик. Джалиль много времени отдает переводческому делу. Переводит «Витязя в тигровой шкуре» Шота Руставели (в соавторстве с А.Файзи), поэму «Батрачка» Шевченко, пушкинские стихи и романсы, стихотворения Некрасова, Маяковского, Лебедева-Кумача, Голодного, Ухсая и др.

Около пяти лет Джалиль проработал редактором детских журналов. Писал передовые статьи, корреспонденции, готовил сатирические материалы и юморески под рубрикой «Из блокнота Шамбая», вел обширную переписку с читателями. В эти годы он приобрел вкус к работе с детьми, лучше узнал детскую психологию. Он пишет пионерские песни и марши, басни и стихотворные фельетоны, пейзажные зарисовки и изящные миниатюры для самых маленьких. Много писал Джалиль для детей и позднее. В конце 30-х — начале 40-х годов Джалиль работает заведующим литературной частью Татарского оперного театра. Писатели Татарии выбирают его руководителем своей организации. Джалиль по-прежнему в гуще жизни. Живет новыми творческими планами: задумывает роман из истории комсомола, начинает поэму о современной деревне.

Война перечеркнула эти планы. 23 июня 1941 года, на второй день войны Джалиль отнес в военкомат заявление с просьбой направить его на фронт, а 13 июля надел военную форму. Окончив краткосрочные курсы политработников, он прибыл на Волховский фронт корреспондентом армейской газеты «Отвага».

В первые недели Отечественной войны Джалиль написал цикл стихотворений «Против врага», куда вошли боевые песни, марши, страстные патриотические стихи, построенные как взволнованный поэтический монолог.

Февраль 1942 года. Старший политрук Муса Джалиль — фронтовой корреспондент армейской газеты «Отвага» на Волховском фронте. На фронте он написал более тридцати стихотворений.

В июне 1942 года в составе Волховского фронта попал в окружение. Тяжелораненый, оказался в плену (под Мясным Бором).

Гитлеровцы сформировали националистический легион «Идель-Урал» («Волга-Урал») из военноплленных татар, башкир и лиц другой национальностей Поволжья. Он был предназначен для «священной войны» за марионеточное государство «Идель-Урал». В 1942 году в Берлине появилась организация «Татарское посредничество» (Татарише миттельштелле»). Позднее стала именоваться «Комитетом Идель-Урал», а с 1944 года — «Союз борьбы с большевизмом».

Узнав, что Муса Гумеров (так назвал себя в плену Муса Джалиль) — известный поэт, немцы включили его в состав комитета. Однако Джалиль, согласившись, стал сколачивать подпольную группу, задачей которой стала противостояние планам гитлеровцев.

Первый же легион, отправленный во фронт, восстал и перешел на сторону партизан. Аналогичное произошло и с другими легионами. Фашисты вынуждены были отказаться от идеи использования легионов на восточном фронте.
Фашисты бросили Мусу Джалиля в Моабитскую тюрьму. Там (1942-1944) были созданы всемирно известный цикл стихов — «Моабитские тетради». Эти стихи были удостоены в 1957 году Ленинской премии. Сборник моабитских стихов впервые был издан на татарском языке в Казани в 1953 году. Издательством «Молодая гвардия» под названием «Героическая песня» сборник стихов Мусы Джалиля был выпущен в 1955 году.

Первая моабитская самодельная записная книжка размером 9,5Х7,5 см содержит 60 стихотворений. Второй моабитский блокнот — тоже самодельная записная книжка размером 10,7х7,5 см. В ней содержится 50 стихотворений. Эти тетради хранятся в Государственном объединенном музее Республики Татарстан. До сих пор точно не известно, сколько же было всего тетрадей.

Муса Джалиль вместе с десятью соратниками был казнен в Моабитской тюрьме 26 августа 1944 года.

СОН В ТЮРЬМЕ

Дочурка мне привиделась во сне.
Пришла, пригладила мне чуб ручонкой,
«Ой, долго ты ходил!»- сказала мне,
И прямо в душу глянул взор ребенка.

От радости кружилась голова,
Я крошку обнимал, и сердце пело.
И думал я: так вот ты какова,
Любовь, тоска, достигшая предела!

Потом мы с ней цветочные моря
Переплывали, по лугам блуждая;
Светло и вольно разлилась заря,
И сладость жизни вновь познал тогда я.

Проснулся я. Как прежде, я в тюрьме,
И камера угрюмая всё та же,
И те же кандалы, и в полутьме
Всё то же горе ждет, стоит на страже.

Зачем я жизнью сны свои зову?
Зачем так мир уродует темница,
Что боль и горе мучат наяву,
А радость только снится?

   Сентябрь 1943