Федеральная национально-культурная автономия азербайджанцев России
ФНКА азербайджанцев России создана 1 октября 1999 года

Эльмира АЛМАСОВА: Тема Конкурса очень близка мне по духу, к тому же она отражает суть менталитета моего народа

  • 18/12/2021 --
  • Просмотров: 1685

 На днях, 14 декабря, завершился Литературно-художественный конкурс чтецов «Дружба и братство — лучше богатства», посвященный 880-летию великого азербайджанского поэта и мыслителя Низами Гянджеви и организованный ФНКА АзерРос при поддержке Федерального агентства по делам национальностей России. В конкурсе  могли принять участие все желающие, независимо от возраста, профессии и страны проживания. На рассмотрение жюри было прислано более 150 работ из большинства регионов России, Азербайджана, Польши… Самому младшему участнику конкурса 5 лет, самому старшему – 84.

Ознакомившись с роликом, на котором обаявшая всех Эльмира Алмасова из города Сумгайыта, Азербайджан, читает отрывок из поэмы Низами Гянджеви «Искендер-наме» – «Игбал-наме» («Говорит Мудрец Низами»), члены Оргкомитета загорелись желанием  узнать эту конкурсантку поближе.

А так как я много лет знакома с этой светлой женщиной и ее многогранным творчеством, меня попросили исполнить приятную для меня миссию – побеседовать с Эльмирой ханым, задать ей несколько вопросов.

Эльмира Алмасова, несмотря на техническое образование и профессию, далекую от лирики, всегда имела тягу к творчеству. В ее литературном багаже есть стихи и проза, но главное ее творческое достижение, конечно же, публицистика. Ее исследовательская работа в Госархиве дала возможность донести до нашего общества незаслуженно забытые, самые достойные имена и напомнить о судьбоносных событиях. Эльмира ханым считает, что мы не вправе забывать ни одной страницы своей истории – это нужно не только нам самим, но и нашим детям и внукам для правильного формирования истинных ценностей, общности культуры и истории – формирования национальной идентичности.

«В нашей семье всегда царила творческая атмосфера»

— В одном из интервью вы рассказывали о своих родителях, о маме, которая стояла у истоков создания объединения «Азерхалча». Не от нее ли перешли к вам интерес к истории своей страны и литературе?

—  Воспитание человека, его жизненная программа заложена прочным фундаментом нашими родителями и строем. Благодаря чуткой родительской заботе мы, все три сестры, получили высшее образование, и каждая из нас приобрела специальность: я – инженер, средняя – экономист, а младшая сестра – врач. Минуло много лет, и в 2009 году, работая с архивом моей мамы, я вдруг обнаруживаю среди бумаг стихотворение моего отца Аскера, посланное маме в день моего рождения. Оно было написано еще латинскими буквами. Я перевела его на русский язык и впервые зачитала в Праге, в 2017 году, на своем юбилее.

Мои родители: отец Аскер Багиров – заслуженный тренер СССР, работал завкафедрой физвоспитания в АГЭУ, был главным тренером сборной Азербайджана по борьбе. На досуге порой писал стихи. Он готовился к защите диссертации в Ленинграде на тему воспитания молодежи, но рано ушел, в 45 лет, так и не успев закончить свой труд. Мама – Алия Багирова действительно стояла у истоков «Азерхалча». Она 28 лет являлась председателем Управления «Азерхалча» и, как утверждают аналитики, за годы ее работы объем выпуска азербайджанских ковров значительно возрос. Интересно, что с первых дней переступив порог управления, она решила изучить все тайны старинного народного промысла – ручного ковроделия. Попросила, чтобы в её кабинете установили станок и самостоятельно начала вязать узелок за узелком. В ее характере было все, что необходимо для такой кропотливой работы: внимательность, терпение, глубокий интерес к ковроделию и творческая фантазия: она была большой рукодельницей. Тогда ей удалось соткать небольшой коврик 970 х 660 мм. Посещая ковровые артели, Алия ханымимела обыкновение  подсесть к девушке-ковроткачихе, работающей на станке, и продолжить по эскизу процесс. Тем самым мама Алия постигала тонкости  процесса. В 2019 году, в галерее NUR ART House в Ичеришехер отмечали 100-летний юбилей Алии Багировой, там демонстрировались и этот коврик, и связанные крючком ажурные скатерти с разнообразным орнаментом, и миниатюрные корзиночки с букетами цветов.

Что касается моей любви к истории и литературе… Как вы уже поняли, в нашей семье всегда царила творческая атмосфера, и это не могло не передаться нам, детям, точно так же, как и любовь к своей родине, ее культуре и истории.

К каждой трудовой деятельности необходимо подходить творчески

 — Ваша профессия тоже носила творческий характер? Вы всегда имели тягу к литературному творчеству?

— По образованию я – инженер автоматических систем управления технологических процессов, более 40 лет проработала в Научно-исследовательском проектном институте НИПИ Нефтехимавтомат. Думаю, к каждой трудовой деятельности необходимо подходить творчески. В проектном институте у нас подразделялись исследовательская и проектная часть, я была проектировщиком, и мне часто приходилось выезжать в командировку для сбора исходных данных: в Украину, Белоруссию, Литву, Россию: Москву, Ленинград, Рязань. Проектировщик не только чертит, но и пишет пояснительную записку, дает техническое обоснование к проекту. Разрешите рассказать о незаурядном случае в командировке. Как-то в Белоруссии полетели мы на вертолете, я и наша сотрудница, на Нефтебазу: вокруг болотистые земли, густой лес. В будке для работников-служащих разложили чертежи и начали съемку. В это время неожиданно прогремел гром, сверкнула молния и на нас обрушился страшной силы ливень. Наш куратор тут же связался с Центром и попросил прислать трактор, т.к. на базе в лесу остались две женщины. Одним словом, трактор, хлюпая по болотам, довез нас до Центра, а затем еще около двух часов мы добирались до гостиницы в Речице.

Я не могла не отреагировать на то, что происходило вокруг

— Как пришли в литературу?

— Вопрос серьёзный. Я начала писать в 1989 году. Первое мое стихотворение «Бог в помощь» было опубликовано в газете «Вышка» в 1992 году. Пережитые стрессы кардинально изменили мой жизненный уклад, ритм и задуманные цели. Эти стрессы – трагические события в феврале 1988 года в Сумгайыте и 20 января 1990 года в Баку. Я не могла не отреагировать на то, что происходило вокруг: начала писать какие-то сумбурные стихи-мысли, описывать происходящее вокруг: танки, гвоздики на снегу, город, объятый тревогой и болью, комендантский час… Утром 21 января 1990г. бегу в Центр, подхожу к окошку новостного агентства Азертадж, настойчиво стучу в дверь – хочу передать написанное, в ответ они кричат «Уходи!» Понуро стою, размышляю, что делать дальше? Минуло 20 лет и пришел тот день, когда в газете «Азербайджанские Известия» azerizv.az опубликовали цикл моих статей на эту тему: в 20.01.2010, 20.01.2012 и 19.01.2013 годов.  Одна из публикаций, взволновавшей меня, была о судьбе дочери З.А.Тагиева – Саре ханым Тагиевой-Сараевой, которая больший период своей жизни посвятила восстановлению доброго имени своего отца. Статью «Чти отца своего» опубликовали в «Азербайджанских Известиях» 01.03.2012г.

каждое интервью… для меня дорого

— Когда вы стали писать публицистические статьи? Назовите героев своих публикаций, которые оставили след в вашей памяти после личного общения.

Я делаю интервью с 2008 года. Мне всегда было интересно лично познакомиться с людьми выдающимися, вписавшими своими делами свои имена в славные страницы нашей истории. Поэтому каждое такое интервью было для меня дорого, и сегодня все они мои друзья. Среди них профессор кафедры архитектурных конструкций и реставрации памятников архитектуры Азербайджанского архитектурно-строительного университета, лауреат Государственной премии Азербайджана Рамиз Гамид оглы Абдулрагимов. Он удостоен персональной пенсии Президента Азербайджана, за заслуги в развитии азербайджанской архитектуры. Вот уже не первый год успешно занимается исследованиями в такой не очень распространенной области науки, как архитектурная акустика, звукоизоляция, борьба с шумом и т.п.

Делала интервью с известным филологом, текстологом, директором Госархива литературы и искусства им. Салмана Мумтаза Марифом Теймуром (ныне покойным), который всегда говорил: «Архивы — сокровищница нашей истории».

Встретилась со словоохотливым Шамистаном Назирли – писателем, публицистом, переводчиком, полковник в отставке, старшим научным сотрудником Республиканского Совета войны.  Он с воодушевлением рассказывал об азербайджанских генералах 20-х годов, их было 41.

Мысленно просматриваю архив слайдов памяти. Вспоминаю 1986 год, как я стою в Книжном пассаже в центре Баку, где ежедневно выставляли на прилавок новую литературу. Мой взгляд привлекла фантастическая акварель «Старое Дерево» 1973 года, подписанная ЭЛЬТУРАН – ELTURAN. При внимательном рассмотрении она словно  оживает. В каждой, на первый взгляд, сухой ветке, сучке, изгибе, в прожилках коры дерева проступают лица: старцев с потускневшим взглядом, молодых, смотрящих вдаль, мордочки зверюшек, мишка, белки, жираф длинношеий… Я покупаю этот каталог живописи и бережно несу его в руках, словно боясь, что картины могут растерять свою загадочность и волшебство. Шла, размышляя, что «Старое дерево» символизирует родословную семьи, ее генеалогию, и в его развивающихся ветках, устремленных ввысь, есть философия роста, начатого от пращуров.

Прошли годы и судьба подарила мне прекрасное событие — неожиданную встречу с тем самым Эльтураном Аваловым, автором картины, в Азербайджанском университете архитектуры и строительства. Эта встреча дала возможность познакомиться поближе с подлинным талантом художника. Творчество Эльтурана было представлено более чем на 30-ти выставках, в том числе, персональных в Баку, Москве и Стамбуле, а работы стали частью экспозиции в музеях Баку, Государственном музее искусств народов Востока в Москве, а также осели в частных коллекциях в Турции, России, Норвегии, США, Англии, Израиле, Испании, Греции, Ливане, Индии и на Филиппинах. Графика «Шуша» Эльтурана – это настоящее чудо мысли и высокого искусства живописи.

Знаменательной была встреча с заслуженным деятелем искусств Эльтураном Вели оглы Аваловым. Он – архитектор, художник, ученый, исследователь, музыкант, который в своеобразной манере отражает свое творчество в разных жанрах.

Мой путь к созданию статьи о выдающихся личностях всегда проходил через Госархив, были встречи с родственниками, а иногда идея возникала при случайном разговоре, как это произошло в случае с коллегой, с которой часто встречалась в Ассоциации литераторов «Луч», «Содружество», поэтессой Ириной Зейналлы, как оказалось, внучкой   выдающегося деятеля культуры Хянафи Зейналлы – человека интересной и вместе с тем трагической судьбы, который впервые  издал три тома «Азербайджанских сказок» в 1936 году.

Однажды, встретившись с Лейлой Гасымзаде, председателем Совета ветеранов Сумгайыта, я стала расспрашивать ее о ветеранах Великой Отечественной войны, так как она знала о них не понаслышке, общалась с ними, часто посещала их семьи. Она рассказала об одном удивительном ветеране, бывшем  разведчике Черкезе Курбанове по прозвищу «Черная пантера», национальном герое Югославии, ему на тот момент было уже 92 года. Я имела удовольствие встретиться с ним и послушать удивительные истории из его жизни. Он вспоминал, как во время встречи с союзниками на Эльбе, его, как известного разведчика «Черную пантеру», представили генералу 1-ой армии США. В течение трех дней они общались, вспоминали о боевых эпизодах, а на прощание генерал подарил Черкезу свои золотые наручные часы. Разведчик, не желая оставаться в долгу, отдал ему золотой перстень, полученный в дар от немецкого генерала, которому Черкез сохранил жизнь и привел в штаб. По окончании войны Черкез Курбанов работал в Горотделе внутренних дел в Сумгайыте. Он – почетный гражданин Георгиевска, где одна из улиц носит имя прославленного разведчика, а в Моздоке его именем названа специализированная английская школа №4.

Как-то меня пригласили на презентацию альманаха «История одного поколения». История горькая и вместе с тем памятная – о судьбах советских афганцев, участников Афганской войны, ставшей одним из свидетельств разваливающейся социалистической системы. Несмотря на огромные потери, понесенные в ней Советским Союзом, эта тема до сих пор не популярна ни у историков, ни у потомков. И это недопустимо, потому что изымать из памяти народа отдельные страницы прошлого безнравственно. Тем самым мы оскорбляем тех, кто не по своей воле воевал в Афганистане, и, что еще хуже, не извлекаем уроков из сделанных ошибок. В альманахе размещены рассказы ветеранов-афганцев – по пять представителей из четырех городов: Баку, Сумгайыта, Гянджи и Мингячевира. Азербайджанскими военкоматами было призвано 10 тысяч человек из городов и сел нашей страны «для выполнения интернационального долга» в Афганистане. Из них, к великому сожалению, 208 вернулись домой «грузом номер 200» — в цинковых гробах, семеро пропали без вести, а свыше 400 стали инвалидами. В национальной армии Азербайджана ветераны-афганцы стали частью опытных боевых кадров. В ходе Первой Карабахской войны семеро из них были удостоены звания «Национального Героя Азербайджана» и 37 – стали Кавалерами Ордена «Азербайджан Байрагы».

Я подошла к одному из ветеранов из Сумгайыта – Рахману Гасанову, слесарю по ремонту грузовых машин. На мой первый вопрос о том, как ему служилось, он только глубоко вздохнул и покачал головой, давая тем самым понять, что тяжело, а затем буквально шёпотом начал вспоминать первый и последний дни той войны.

Они прибыли на грузовом самолете в Файзабад, и в первую же ночь сержант Гасанов стал участником боя. По тревоге их полк подняли и направили в горы, где они до утра рыли окопы. А на рассвете раздалась стрельба: прицельный огонь велся с вершины горы. Бой продолжался до вечера, до приказа «Отступить!» Однако даже это боевое крещение было трудно сравнить с боем, который произошел, когда полк покидал Афганистан. Рахман очень волновался, вспоминая те страшные дни: беспрерывный обстрел тяжелой техники, пальба из автоматов, смерть однополчан… Не выдержав, он закурил и после паузы продолжил.

Он с товарищами контролировали дорогу, по которой полк должен был выйти беспрепятственно за пределы страны. Двадцати трем советским солдатам предстояло противостоять семидесяти вооруженным до зубов душманам. В этом сложном бою Рахман вместе с двенадцатью однополчанами получили ранения разной тяжести, остальные одиннадцать погибли… Гасанов Рахман был награжден Орденом «Красная Звезда» и двумя медалями.

В городе Сумгайыте, где я проживаю, мне посчастливилось встретиться с некоторыми интересными героями нашего времени, например, с Лейлой Гасымзаде, о которой я упомянула ранее, председателем Совета ветеранов войны, труда, вооруженных сил и правоохранительных органов Азербайджанской Республики, заслуженным учителем АР, Кавалером Ордена «Дружба народов». Лейла Гасымзаде полвека преподавала немецкий язык в Сумгайытской школе №15 им. М.Физули, организовала там «Клуб интернациональной дружбы» (КИД), была членом Общества Германо-Советской дружбы, более тринадцати лет является Председателем «Объединения преподавателей немецкого языка» в Сумгайыте, явилась инициатором дружественных связей между городами Сумгайыт и Людвигсхафен. Лейла ханым любит повторять, что «знание иностранного языка в нашей жизни, в сотрудничестве и в дружеских связях – ключ к успеху».

Я могу рассказать еще о многих интересных, выдающихся личностях, внесших свой вклад в историю, науку, культуру и искусство нашей страны, героев моих публикаций было свыше 200 человек. Каждая такая встреча оставила в моем сердце неизгладимый след.

ключ к творчеству… вдохновение, посланное мне свыше

— А каков багаж ваших прозаических произведений? И кем вы себя больше ощущаете: поэтом, прозаиком или публицистом?

— В моей жизни ключом к творчеству: поэзии, прозы, публицистике  стало вдохновение, посланное мне свыше, изучение окружающего мира, знакомство с достойными деятелями науки, литературы, искусства. Багаж: эссе, юморески, примерно около ста работ.

— Издала 4 книги прозы: «Колюшка», «Моим друзьям», «Слайды памяти», «Стимул жизни» — на обложке этой книги мой акварельный рисунок «Весенний пейзаж». Издала еще поэтические размышления «В багряном цвете». Думаю, соединить все детские сказки в книгу, но, увы, со временем напряженка. Мои рисунки, кстати, однажды выставляла на выставке в литературном объединении  «Содружество».

— Вы пишете сказки для детей. Для кого писали первую сказку?

— Первую сказку «Незваный гость» о крысёнке написала для своих внуков, она была опубликована в азербайджанском детском журнале «Гюнеш». Сказки мои публикуются на русском языке. Две из них были переведены на азербайджанский язык: «Герой Аслан Асланов» и «Слон в цирке». Все журналы «Гюнеш» передаю в детскую библиотеку Сумгайыта, руководство которой приглашает меня для выступления перед школьниками на мероприятия, посвященные памятным датам.  Пишу для детей и публицистику, например, «Красная книга Азербайджана», в которой детям рассказала о животном мире нашей страны. Последняя сказка «Серая ворона на заборе»  повествует о повадках и хитростях этой умной птицы.

С удовольствием приняла участие и в конкурсе ФНКА АзерРос «Дружба и братство – лучшее богатство»

— Судя по всему, пандемия не стала помехой для вашей творческой деятельности. В последнее время ваше имя часто появляется в различных интернет-конкурсах. Расскажите о них, что дает вам лично участие в литературных конкурсах, в том числе в последнем – Конкурсе чтецов?

— Шёл 2019 год – Год Сеида Имадеддина Насими, и я решила отправить свою повесть «Стимул жизни» на IV Евразийский конкурс ЛиФФт, т. к в этой повести использовала два афоризма Насими. Присутствовала на награждении в Центре Гейдара Алиева. Побывав в такой дружественной, творческой атмосфере, загорелась желанием сотрудничать с ними. На все их приглашения отвечала согласием и посылала свои работы. Отправила им «Человек высокого полета» — это размышления о будущем человека или  Человеке Будущего. На конкурсах ЛиФФт приняла участие во Флешмобе – выступила с двумя стихотворения и заняла 3-е призовое место, затем участвовала с видео-роликом в двух турах Марафона и мне дали 2е призовое место. Сертификат, лонг и шорт листы. Наконец  приняла участие в недавнем V Евразийском конкурс ЛиФФт , читала в ролике свое проаическое произведение «Приятно, что вы живы». Этот конкурс  стал для меня урожайным: сертификат, диплом зрительских симпатий, вошла в первую пятерку ТОП 10, «Живая Антология писателей мира». Мои произведения печатались в журналах ЛиФФт Москва, ЛиФФтТюменской области № 1, ноябрь 2020 года.

Участвовала также в конкурсах «Ветры Родины», который проходил  в Уфе,  Международной Ассоциации Литераторов Болгарии, России, Сербии «Содружество», где публиковали мою вещь «Чти отца своего» в №12 за 2020 год. Затем там же они поместили мою публикацию «Мудрая Иззет Оруджева» об академике-химике. К слову, Иззет ханым впервые снималась в немом фильме «Севиль» и «Алмаз», которые вошли в Золотой Фонд кинематографии Азербайджана. С удовольствием приняла участие и в конкурсе ФНКА АзерРос «Дружба и братство – лучшее богатство», так как эта тема очень близка мне по духу, к тому же она отражает суть менталитета моего народа.

Беседовала Марина Мурсалова


 Приятно, что Вы живы!

Эльмира Алмасова

Эссе

Раздается протяжный звонок. Ой, звонят из Детройта.

— Наргиз ханум, салам, поздравляю Вас с Новруз байрам…

— Спасибо милая, что помнишь этот весенний, дорогой сердцу народа праздник, — спешу ответить.

— Я помню стараюсь печь восточные сладости, которые мы ели в твоем доме, — волнуясь, перечисляет.

— Пшеницу-семяни не забываешь, прорастить?

— Ноу, йох, задолго до наступления Новруза, открываю записи, как «нотную тетрадь» готовлюсь к    встрече «чяршянбя ахшамы», (вторник) — разговор пересыпала англо- азербайджанскими словами

— Здесь всего много, лишь не хватает аромата печеного, которое пеклось там –дома, — жаловалась она.

— Неужели, прожив столько лет за океаном, у тебя ностальгия по «аромату»?

— Йес, бяли, даааа, это чувство непередаваемо в словах.

— Вычеркни из ячеек памяти аромат пищи. Зато дом, работа, прилично оплачиваемая, — спешу быстро проговорить, а в паузах слышу её всхлипывания, ободряю, но, увы.

Я живу в промышленном городе, когда перекрывает мой кислород, мчусь в Баку — столицу, в другую атмосферу, где родилась. Брожу, как странник по старым, кривым и затененным улочкам. Сегодня они исчезают, их разрушают, давят новостройки. Выбираюсь в Ичери-Шехер (Крепость). Там своя энергетика, аура, которая присуща только этому району города. Обхожу, восхищаюсь красотой, полной легенд сооружения «Гыз галасы» (Девичья Башня). Прислушиваюсь к мелодии, сопровождающей меня, словно от композитора Афрасияба Бадалбейли, создавшего одноименный балет. Трепетно поднимаюсь по ступенькам Башни, мысленно рядом присутствие великой балерины моего народа Гамер Алмас-Заде. Легенда о «Гыз галасы» вписалась в мой мозг. Захлестнула стихия —  воспоминаний. И вот стою у монумента «Освобожденная женщина», скидывающая чадру. Чудо – скульптора Фуада Абдурахманова.

Человеку легко дышится только там, где он родился, вырос, влюбился. Эти сложные судьбоносные чувства связывают меня с Баку. Одно огромное и ёмкое слово «Б а к и н ц ы» — всего семь звуков — одна октава — целая симфония необъятных чувств.

Звоню:

— Да, алло, я Вас слушаю, —  на другом конце провода, приглушенный голос.

— Благодарю, приятно, что Вы живы в этом городе, имею возможность Вам звонить.