Федеральная национально-культурная автономия азербайджанцев России
ФНКА азербайджанцев России создана 1 октября 1999 года

Фуад Казымов: «Ассимиляция малых народов в больших государствах будет продолжаться растущими темпами»

  • 25/08/2021 --
  • Просмотров: 4990

«Через десять лет говорить о сохранении национальной идентичности не будет иметь никакого смысла»

 В разговоре с депутатом, заместителем председателя комитета по национальной политике и делам молодёжи Парламента Республики Северная Осетия-Алания, руководитель Северо-Осетинской общественной организации «Азербайджанское национально-культурное общество «Азери» имени Гейдара Алиева» Фуадом Казымовым обсудили проблемы и трудности родного языка азербайджанцев в России, а также деятельность национально-культурных центров.

 — Азербайджанский язык на протяжении веков использовался как средство межнационального общения и на Кавказе, и за его пределами. Об этом в письме своему другу С.А. Раевскому писал М.Ю. Лермонтов: «Начал учить татарский (азербайджанский), язык, который здесь, и вообще в Азии, необходим, как французский в Европе». Какова, на Ваш взгляд, ситуация в настоящее время? В дореволюционный период в России было значительное число подписчиков журнала «Молла Насреддин», издававшийся с 1906 года. Естественно, ситуация изменилась, но имеются ли какие-то подобные факты в России?

 — Объективности ради, надо сказать, что среди горцев Северного Кавказа наряду с арабским большое распространение имел тюркский язык, на котором говорят кумыки (один из коренных и крупнейших тюркских народов современного Северного Кавказа – примеч. ред). Азербайджанский вариант тюркского языка также достаточно активно использовался, но в меньшей степени, чем на Южном Кавказе, где он несомненно доминировал. Однако, зная, азербайджанский язык, можно легко изъясняться с носителями кумыкского языка, что и сегодня происходит в Осетии, Дагестане и Ставропольском крае, но русским языком в качестве средства межнационального общения сегодня по объективным причинам пользуются несравненно больше.

Что касается современного аналога журнала «Молла Насреддин», то в эпоху интернета по широте охвата аудитории сложно что-то противопоставить глобальной сети, где можно найти интересующую информацию на любую тематику и на любом языке.

— Известно, что язык является не только средством общения, но и несёт функцию сохранения знаний о реальности, культурных традициях, истории народа, национальной идентичности и передачи их будущим поколениям. В этом смысле мы намерены подготовить серию материалов о состоянии нашего родного языка за пределами Азербайджанской Республики. Какие проблемы и трудности у наших соотечественников, проживающих в России, с изучением родного языка? Используется ли активно родной язык? Если да, в какой среде?

 — Я бы сказал так: азербайджанский язык широко используется в основном в рамках азербайджанских общин. Государственной поддержки нашего языка в полном её смысле нет. Есть принятые на законодательном уровне конституционные права о равенстве всех языков народов России, их сохранении и развитии. Азербайджанский язык является одним из местных государственных языков в Дагестане, где на юге республики компактно проживает большое число этнических азербайджанцев. Есть отдельные регионы страны с большими общинами, включая столицу, но там уже практически не осталось средних общеобразовательных школ, где азербайджанский язык изучается в рамках программы «Родной язык». Число учебных заведений, ведущих учебный процесс на этом языке, в России несоразмерно мало к числу носителей азербайджанского языка. Есть проблема с необоснованными, но совершенно непреодолимыми требованиями российских профильных ведомств вести обучение на азербайджанском языке с использованием кириллического алфавита вместо современного латинского алфавита. И тут нужно отметить заслуживающее уважение отношение руководства Азербайджанской Республики к изучению русского языка в своей стране в сравнении с положением подавляющего большинства азербайджанского населения Российской Федерации, не имеющего схожей возможности изучать свой язык даже на факультативном уровне. Да, в России есть отдельные ВУЗы и школы, но это несопоставимо мало по сравнению со статусом русского языка в Азербайджане.

— Перечисленные Вами проблемы носят объективные или субъективные причины?

 — Эти проблемы имеют комплексный и системный характер. Территория Российской Федерации огромна, и плотность расселения азербайджанцев очень низкая и недостаточная для повсеместной комплектации учебных классов из азербайджанских школьников. Даже если попытаться создать в регионах на базе обычных общеобразовательных школ хотя бы факультативных курсов или классов воскресного дня, то, где взять достаточное количество преподавателей азербайджанского языка? А если где-то усилиями местных азербайджанских общественных организаций получается создать все перечисленные условия, то возникает главная проблема – где взять аккредитованную или согласованную в соответствующих российских государственных ведомствах учебную программу, методические пособия и учебники?

На примере своего региона Республики Северная Осетия-Алания могу сказать следующее: все наши усилия по созданию курсов языка для наших земляков держатся на энтузиастах, носят самодеятельный характер, всё делается при полном отсутствии какой-либо государственной поддержки. Мы сами искали помещения для учебных классов, оборудовали его, находили людей, способных наладить образовательный процесс, создавали и согласовывали программу в местном образовательном ведомстве. В нашем региональном государственном университете в кооперации с Бакинским государственным университетом создана образовательная программа по магистерской специальности «Зарубежное регионоведение. Азербайджан», в рамках которой изучается история и экономика страны, её язык. Студенты имеют квоту в размере шести бюджетных мест, позволяющую обучаться за счёт государственных средств. Но это скорее исключение из общей ситуации и стало возможным благодаря всемерной помощи руководства Северо-Осетинского государственного университета.

— Сегодня как никогда возрос риск ассимиляции этнических меньшинств, находящихся за пределами своих государственных образований. Эти люди всё меньше говорят на своём родном языке, не получают на нём образование, всё больше отдаляются от своей исторической родины и всё больше попадают под влияние других культур и интересов. Принимаются ли какие-то меры для предотвращения этого?

 — Полностью согласен с Вашими доводами, но у меня встречный вопрос: кто должен предпринимать усилия и искать методы по изменению ситуации? Если у азербайджанского государства есть опасения по этому поводу, то оно должно предпринимать доступные усилия в первую очередь на государственном уровне по поддержке своего языка и соплеменников, поддерживать действующие за пределами Азербайджана положительно ориентированные на него некоммерческие организации и национально-культурные центры, учреждения культуры и образования, создавать в научно-образовательных центрах Азербайджанской Республики типовые программы по изучению его языка, истории, культуры, предназначенные для использования за его пределами, изготавливать и доставлять оттуда в рамках межгосударственного сотрудничества книги, учебники и методические материалы для изучения и развития этих сфер познания. Делается ли это в какой-либо из стран с большими азербайджанскими общинами и диаспорами так, как это делает, к примеру, Российская Федерация в странах, где ущемляются права русскоязычного населения? При этом мы не используем тот положительный факт, что в самой России нет никаких законодательных ограничений и притеснений ни азербайджанского, ни какого-либо другого языка — всем языкам декларированы равные права. Однако, есть финансовые и организационные проблемы с реализацией этих прав и свобод. И вины простых граждан в том нет, они часть системы и вынуждены функционировать в её рамках. А процесс ассимиляции малых народов, который мы стыдливо называем интеграцией в социально-общественную жизнь другой страны, будет непрестанно продолжаться растущими темпами. Это объективная реальность, но это не значит, что эти люди не патриоты свой исторической родины. Их энтузиазм требует поддержки со стороны Азербайджана, иначе на одном энтузиазме мы не сможем получить достаточное количество образованных и влиятельных граждан, готовых составить критическую массу, способную осуществлять влияние и действенное содействие интересам своей исторической родины в рамках законодательства страны пребывания, укреплять взаимовыгодное сотрудничество наших стран и народов.

— Могут ли в Российской Федерации дети из азербайджанских семей получать образование на родном языке? Есть ли курсы азербайджанского языка? Есть ли клубы и кружки, где собираются азербайджанцы?

 — Я уже отчасти ответил на этот вопрос. В нашей стране есть и высшие и средние государственные образовательные учреждения, ведущие образовательный процесс на азербайджанском языке, но их число непропорционально мало по отношению к числу этнических азербайджанцев. Есть и языковые курсы, и музыкальные, и танцевальные, и кулинарные кружки при азербайджанских общинах, но они в большей мере имеют самодеятельный характер, существуют за счёт местных энтузиастов и сталкиваются с серьёзными финансовыми, кадровыми, методическими и организационными трудностями.

— Что предпринимают в этом плане посольство и диаспора?

 — Я думаю, что посольство выполняет какие-то возложенные на него функции, но сфера их деятельности в большей степени относится к иным направлениям межгосударственных взаимоотношений и консульскому обслуживанию граждан Азербайджана, находящихся в Российской Федерации.

Теперь, что касается диаспоры, хочу разъяснить, что так называется этническая группа, проживающая в чужом государстве на правах национального меньшинства. Азербайджанцы, в отличии от тех же грузин или армян, в Российской Федерации имеют статус малочисленного коренного народа, ведь юг Дагестана является традиционной территорией проживания нашего этноса, где он является шестым по численности, а наш язык является одним из четырнадцати государственных языков субъекта Российской Федерации – Республики Дагестан. Поэтому, в отношении азербайджанцев правильнее говорить не как о диаспоре, а как общине. Это очень важный факт, мы обязаны его учитывать и эффективно использовать в своей работе. Азербайджанские национально-культурные организации и национально-культурные автономии функционируют в большинстве субъектах Российской Федерации в качестве некоммерческих организаций. Многие из них объединены в Федеральную национально-культурную автономию, которая работает в российском правовом поле под эгидой Федерального Агентства по делам национальностей. Основную помощь нам на местах оказывает именно наша федеральная автономия. Но её возможности не беспредельны, она обязана работать в рамках российского законодательства, которое предусматривает ряд ограничений, особенно, если эти некоммерческие организации получают поддержку из-за пределов территории России.

— Можно ли в российских библиотеках найти книги на азербайджанском языке?  Бывает ли обмен книг с библиотеками Азербайджана?

 — В крупных библиотеках столичных и региональных центров, в библиотеках федеральных высших учебных заведений они, несомненно, есть. Кроме того, посредством глобальной сети интернет, наши граждане, как и жители всего мира, имеют доступ к оцифрованным изданиям, включая художественную, научно-популярную, техническую и периодическую литературу на любом языке.

— Есть ли передачи на телевидении и радио на азербайджанском языке?

 — Есть несколько федеральных и ряд региональных каналов, в сетке вещания которых присутствуют передачи, рассказывающие об Азербайджанской Республике, азербайджанцах, о наших обычаях и культуре, но идут они на общегосударственном русском языке. Много наших земляков, известных на всю страну и мир, делают всё от них зависящее, чтобы пропагандировать нашу культуру, нашу историческую Родину, нести правду о ней в широкие массы. Есть доступ к спутниковым каналам, вещающим на азербайджанском языке, особенно популярные новостные программы, музыкальные программы и художественные фильмы.

— С начала XX века в Дербенте действовал Азербайджанский театр. Какова сегодня ситуация с этим театром? Есть ли в других регионах азербайджанские театры? Выступают ли театры из Азербайджана с представлениями?

 — Да, действительно в Дербенте в 1904 году возник азербайджанский народный театр, который закрылся после войны в 1949 году. Но затем снова открылся, а в 1998 году стал называться Дербентский Азербайджанский театр. Я, к сожалению, не знаком с его творчеством, но что касается моего региона – Республики Северная Осетия-Алания, то у нас в рамках юбилея нашего национально-культурного общества «Азери» выступал бакинский «Театр песни Рашида Бейбутова». До пандемии коронавируса были организованы встречные гастроли Азербайджанского театра юного зрителя у нас во Владикавказе и Северо-Осетинского ТЮЗа в Баку. На сцене Осетинского государственного академического драматического театра при участии популярного бакинского режиссёра была осуществлена постановка азербайджанской пьесы «Умная жена», дважды организовывались гастроли азербайджанских хореографических ансамблей в рамках фестиваля «Зори Осетии». Но мы были бы рады чаще видеть артистов из разных городов Азербайджана на сценах Северного Кавказа и России в целом.

— Какую помощь вы ждёте от азербайджанского государства для решения ваших гуманитарных проблем?

 — К большому сожалению, мы давно уже ничего не ждём. Мы уже свыклись с положением дел, когда свои проблемы мы решаем своими скромными силами, одновременно выслушивая упрёки от разных общественных деятелей Азербайджана в том, что мы недостаточного активно и эффективно поддерживаем интересы своей исторической родины.

Во-первых, мы, являясь гражданами Российской Федерации, обязаны действовать в рамках российского правового поля и работать в соответствии с действующим здесь законодательством. Во-вторых, чтобы быть эффективными, мы должны быть сильными. Мало кто может набрать силу самостоятельно — нужна помощь государства. Будут эффективно помогать – будут вправе требовать результаты. А мы сейчас вместо помощи и сотрудничества наблюдаем попытки вмешательства отдельных лиц и структур в нашу деятельность, попытки навязать свой взгляд на решение наших внутренних проблем. С некоммерческими организациями выстраивать отношения в подобном русле не продуктивно, ведь это не государственные служащие. В общественной работе вопросы не решаются кадровыми перестановками, нужно выстраивать взаимодействие с теми, кто готов вести эту работу по зову сердца. Если у нас что-то не получается, то помогать квалифицированными советниками, помогать тиражировать положительный опыт. К примеру, в одной из самых влиятельных диаспор России есть такое правило, что все граждане, которых у них избирают на должность руководителя национально-культурного центра в любом из субъектов Российской Федерации, приглашаются на обучение в посольство страны, откуда они родом, а потом их отправляют за счёт посольства в эту страну для знакомства с курирующим их деятельность министерством. Этот подход помогает очень эффективно выстраивать работу их диаспоры с государственными структурами.

Я бы очень хотел, чтобы азербайджанские власти поддержали нас в следующих моментах:

— разработать в научных центрах Азербайджана типовые языковые программы для дошкольного и начального образования, а также для преподавания азербайджанского языка в рамках российского школьного курса «Родной язык»;

— оказать содействие в аккредитации этих программ, основанных исключительно на обучении языку на основе современной латинской график, в осуществляющих государственную политику в области образования и науки российских органах исполнительной власти в рамках межгосударственного сотрудничества между Российской Федерацией и Азербайджанской Республикой;

— провести переговоры с российскими ведомствами, осуществляющими государственную политику в области образования и науки в рамках межгосударственного сотрудничества с целью создания в регионах Российской Федерации, где функционируют азербайджанские национально-культурные центры, на базе действующих среднеобразовательных школ бюджетных классов, изучающих азербайджанский язык в рамках школьной программы «Родной язык», либо бюджетных факультативных групп или групп воскресного дня по изучению азербайджанского языка в рамках дополнительного образования детей и взрослых. Ответственность за привлечение обучающихся в этих классах должны взять на себя местные азербайджанские национально-культурные центры;

— установить квоты по направлениям азербайджанских национально-культурных центров для российских студентов азербайджанской национальности в высшие учебные заведения Азербайджана, осуществляющих подготовку на русском языке педагогических кадров по программе «Азербайджанский язык и литература» (с возможностью параллельного изучения второго языка из числа востребованных в России, таких как турецкий, арабский, русский или язык фарси) для последующей их работы в образовательных учреждениях Российской Федерации;

— разработать и издать методические материалы и самоучители по изучению азербайджанского языка и распространять их в первую очередь через азербайджанские национально-культурные центры в регионах Российской Федерации;

— оказать финансовое содействие по созданию и функционированию в Российской Федерации молодёжных азербайджанских музыкально-хореографических ансамблей при филармониях или музыкальных театрах административных центров основных федеральных округов Российской Федерации, которые бы могли осуществлять регулярные гастрольные поездки по республикам и областям в рамках своего федерального округа;

— отрегулировать ценообразование на авиарейсы из России в Азербайджан для привлечения туристов и переориентирование их потока с Армении и Грузии на Азербайджан. Проблема в том, что при одинаковом расстоянии между городами России и Южного Кавказа цены в Азербайджан несравненно выше, чем к нашим соседям. Чем больше будут ездить и узнавать Азербайджан и его народ изнутри, тем лучше для него. Я не преуменьшаю важность расширения турпотока из богатых арабских стран, но формирование положительного имиджа Азербайджана и его народа прежде всего необходимо в среде жителей стран бывшего СССР, в том числе для эффективного противодействия враждебной деятельности наших противников.

Думаю, это первоочередные, очень важные и сложные шаги, которые надо сделать в ближайшем будущем. Ведь время сейчас работает против нас, и с каждым годом проблемы с сохранением нашей национальной идентичности вне наших государственных образований только усугубляются, а через десять лет говорить о ней не будет иметь никакого смысла.

Источник: kamilinfo.net

Беседовала и перевела с азербайджанского на русский языки Физза ГЕЙДАРОВА