Федеральная национально-культурная автономия азербайджанцев России
ФНКА азербайджанцев России создана 1 октября 1999 года

Несколько слов в защиту Низами Гянджеви

  • 14/05/2021 --
  • Просмотров: 2114

Фото: Памятник Низами Гянджеви, установленный в парке «Этномир (Калужская область)

Когда мне позвонили и сообщили о том, что 23 мая планируется вечер поэзии, посвящённый памяти азербайджанского поэта Низами Гянджеви, я подумал, что неплохо было бы мне, как поэту, выступить и сказать несколько слов о творчестве великого поэта Низами.

Я решил начать подготовку к выступлению с изучения справочного энциклопедического материала о Гянджеви, открыл интернет, зашёл в Википедию, начал читать и расстроился. Некто составил сведения о Низами таким образом, чтобы всеми силами и способами доказать читателям, что никакого азербайджанского поэта Низами не было никогда, потому что не было азербайджанской письменности, а раз её не было и поэт писал на персидском языке, следовательно, Низами был персидским поэтом, и вообще, в Гяндже основным населением в то время были персы, а значит, не было никакого азербайджанского города Гянджа, это был персидский город.

Прочитав полностью со всеми ссылками текст этой «научной» работы, я задумался: что-то здесь, в этой логике не так, какой-то подвох, подмена понятий, какая-то сознательная целенаправленность. Автор явно пытается унизить мой народ, лишить его корней, лишить прошлого, выдать горячо желаемое за действительное.

Я решил разобраться в первую очередь с постановкой самого вопроса. На каком основании автором насаждается мысль о том, что Гянджеви был персом? На том основании, что он писал на фарси. И что это доказывает? По мнению нашего оппонента, это доказывает то, что Низами был персидским поэтом. Так ли это? Конечно, не так! И я объясню сейчас почему это не так, почему это – грубая намеренная ложь.

Давайте, обратимся к логике: в России существует множество народов, общающихся между собой на русском языке. Значит ли это, что все люди в России, говорящие и пишущие на русском языке, являются русскими? Разумеется, нет. Язык фарси, так же, как и арабский, английский, испанский, китайский, французский и немецкий для многих людей является не родным языком, а языком межнационального общения! Фарси во времена средневековья так же, как и латынь, являлся языком межнационального общения. Татарин, пишущий на русском, русским от этого не становится, он остаётся татарином. Еврей, говорящий по-немецки, всё-таки еврей, а не немец. Поэт Булат Окуджава родился в Москве, умер во Франции, всю жизнь говорил, писал и пел на русском языке, был грузином и остался для всех русскоговорящим грузином, но не русским. Так почему Низами, писавший на персидском, не может быть азербайджанцем? Потому что за него кто-то так решил? Кто? Кому так сильно хочется, чтобы Низами не был азербайджанцем, а город Гянджа принадлежал персам? Напрасно.

Всемирно известный английский писатель Джозеф Конрад на самом деле родился на Украине от родителей-поляков и до двадцати лет ни слова по-английски не знал. И поляки по праву гордятся им, хотя если следовать логике псевдоучёных специалистов по якобы персидскому поэту Низами, Конрад никак не мог быть поляком: родился не в Польше, писал на английском, умер в Англии. Ну, какой он поляк? А он – поляк. Настоящий поляк!  Юзеф Теодор Конрад Коженёвский – вот его настоящее имя. И этого никто в мире не оспаривает и не отнимает у Конрада!

Обратимся к исторической стороне вопроса. Авторы современной клеветы на великого поэта Низами Гянджеви утверждают, что поэт не мог быть азербайджанцем потому, что азербайджанский народ, как нация, в период жизни Гянджеви ещё официально не существовал. Для того, чтобы разобраться в ситуации, обратимся к такой науке, как этногенез, изучающей процесс формирования отдельных народностей. В рамках создания единого общенационального государства или под началом общей религии происходит консолидация автохтонных этносов с мигрантами. Впрочем, нередки случаи, когда мигранты могут быть сами ассимилированными местным населением.

Что касается азербайджанцев, то, согласно теории этногенеза, азербайджанцы имеют смешанное этническое происхождение, состоящее из коренного населения Восточного Закавказья и, возможно, мидян северной Персии, которые были сначала персизированы, а в XI—XIII вв. тюркизированы. Теория этногенеза была разработана великим русским учёным Львом Николаевичем Гумилёвым в его работе «Этногенез и биосфера Земли».

По мнению доктора исторических наук В.А. Шнирельмана, этническая идентичность (этничность) может быть плавающей, ситуационной, символической. Она вовсе не обязательно связана с языковой принадлежностью, возможно, случай с Низами относится именно к таким ситуациям, иногда она опирается на религию, хозяйственную систему, расу или историческую традицию. Во времена жизни Низами Гянджеви Гянджой правили Ильдегизиды. Они были правителями тюркского происхождения. В 2013 году было произведено первое значительное исследование генофонда азербайджанцев в результате которого исследователи пришли к мнению, что в генетическом отношении азербайджанцы близки к народам Восточного Кавказа и Передней Азии. Исследование Y-хромосомы 2018 года показало доминирование в азербайджанском генофонде ближневосточных гаплогрупп (55%), и до 20% восточноевропейских генетических линий, что, обусловлено контактами кавказского региона с древним населением Восточной Европы. Не с теми, кто живёт там сейчас, а с теми, которые жили десятки тысяч лет назад. Азербайджанцы относятся к каспийскому типу европеоидной расы.

По данным археологии, каспийский подтип является одним из древнейших антропологических типов на Кавказе. Распространён на территории Закавказья, к типу относятся азербайджанцы, курды, таты-мусульмане, цахуры, талыши, кумыки и белуджи.

Действительно, во времена жизни Низами процесс формирования азербайджанского народа не завершился, но те племена и народности, которые составили эту нацию, присутствовали повсюду, в том числе и в Гяндже. Азербайджанский этнос вобрал в себя черты этнографических групп, представителей которых можно было встретить вплоть до конца ХIХ века: айрумы, проживавшие на западе современного Азербайджана, в горах Малого Кавказа, как раз в районе Гянджи, Дашкесана и Кедабека.

Большая российская энциклопедия субэтнической группой азербайджанцев называет только айрумов, отмечая близость к ним афшаров, баятов, карадагцев, карапапахов, падаров, шахсевенов и др. К субэтническим группам относятся также каджары, терекеме, и другие группы этносов, из которых сложена азербайджанская нация. Низами жил в городе, находящемся посреди земель, на которых жил этот прото-азербайджанский союз племен, тюркский язык которого вобрал в себя мягкость и певучесть фарси и арабского.

Да, турецкий язык и азербайджанский имеют много общего, но имеют и существенные различия в произношении, в интонациях и даже в смыслах. И знак равенства здесь ставить нельзя. Да, Низами пользовался персидской письменностью, но делать на этом основании вывод о том, что он был не азербайджанцем, а персом – крайне ошибочно.

Совсем недавно вышла книга моих переводов 33 зарубежных поэтов из разных стран мира. Одним из её авторов стал мой британский коллега, преподаватель Кембриджского университета и всемирно известный поэт Ричард Беренгартен. В творчестве Беренгартена прослеживаются британские и французские , средиземноморские, еврейские, славянские, американские и восточные влияния. Сам он о собственном творчестве отзывается так: «Я предпочел бы думать о себе как о европейском поэте, который пишет на английском языке, чем как об «английском поэте».

Однажды мы с ним беседовали на эту тему, и однажды я поделился с ним вот какими соображениями: я пишу стихи на русском, потому что знаю его лучше других языков. Но если бы я вообще не знал русского языка, я бы все равно стал поэтом — на любом другом языке, которым бы владел лучше остальных. То есть поэтическое чувствование лежит в основании творчества поэта. Вот что ответил на мои рассуждения опытнейший преподаватель Кембриджского университета Ричард Беренгартен: “Дорогой Эльдар! Согласен с вами на 100% об универсальности поэзии. О такой же идее я писал относительно английского языка. С теплом, Ричард”.

Позднее он же прислал мне свое впечатление о моём творчестве, которое начиналось словами: “Эльдар Ахадов – азербайджанский поэт, пишущий на русском языке…” То же можно (и должно) сказать о великом Низами Гянджеви: “Азербайджанский поэт, писавший на фарси…” И никак иначе.

Эльдар АХАДОВ