Федеральная национально-культурная автономия азербайджанцев России
ФНКА азербайджанцев России создана 1 октября 1999 года

Памяти моего друга Везира Касумова

  • 25/12/2019 --
  • Просмотров: 3331

Вот уже несколько дней я не получаю открытки в Ватсап: «С Добрым утром!», «Хорошего настроения!» и другие жизнеутверждающие послания. Их посылал мне мой друг Везир Касумов — писатель, публицист, переводчик, хороший, добрый, отзывчивый, простой Человек. И не стало его в один миг. Слезы душат, ты не понимаешь и задаешь себе один и тот же вопрос: Почему?! Он так любил жизнь, от него исходила какая-то невероятная аура. Я его знала с апреля этого года, и мы крепко подружились. Я счастлива, что успела его узнать.

А дело было вот как. В далеких семидесятых мой брат Юсуф Агаметович работал профсоюзным деятелем и преподавателем в Волгоградском педагогическом институте. По поручению ректора, брат встретил впервые прибывшего в Волгоград молодого абитуриента Везира на железнодорожном вокзале. Так завязалась их крепкая дружба длиною в 40 лет. Обустроившись в разных городах, они общались и ценили друг друга. Везир муалим написал книгу о светлых студенческих годах «Там, где все впереди», презентация которой прошла, конечно же, в Волгограде, с однокурсниками и преподавателями.

В марте этого года вышел в свет роман «Долгая любовь моя», посвященный моему кумиру Великому Магомаеву и его музе Т.И. Синявской. Мой брат позвонил своему бывшему ученику, а ныне уважаемому человеку и писателю в Баку и похвалился моими успехами. Реакция со стороны Везира была мгновенной. В апреле я послала в Баку 35 экземпляров моих книг. Как сказал покойный Везир муалим, он прочитал мое произведение за сутки и был в восторге. «Очень вкусная книга» — такое заключение по-своему сделал видный писатель Азербайджана. Он их раздал своим друзьям, высокопоставленным чиновникам, депутатам, чтобы они еще раз вспомнили Великого Магомаева. Везир муалим со своей наивностью был уверен в том, что меня признают на моей родине и очень хотел сделать презентацию книги. Мы общались с ним каждый день. И вот я прилетела в Баку в конце мая. А на праздник Курбан байрам мы встретились у могилы Великого Орфея 20 века.

Мы долго сидели на скамейке в Аллее Почетного Захоронения и вспоминали не только нашего Муслима Магометовича, но и видного государственного человека того времени Алиева Гейдара Алиевича и его супругу. Мы также возложили цветы к подножью их памятников. Я два года сидела в интернете, собирая материалы для моей книги, и пришла к выводу, как ценила нашего любимца чета Алиевых.

За неделю, которую я провела в Баку у моей сестры Чичек, Вазир муалим почти каждый день встречался со мной и знакомил с видными деятелями искусства и культуры Азербайджана. Благодаря ему состоялась моя встреча с Чингизом Абдуллаевым и Фархадом Бадалбейли. Везир муалим сильно хромал, было видно, что он болел. На расспросы о здоровье он отвечал: «Все пройдет». Очень хотел перевести мой роман на азербайджанский язык, причем бесплатно. Просил меня переиздать книгу в Баку. Но вскоре мы поняли, что это мало кого волнует, подумаешь, какой-то неизвестный автор написала роман. Насколько мы с ним поняли, уважаемые господа республики просто посмотрели иллюстрации и, не прочитав, отложили книгу в сторону. Все старания моего дорогого друга сделать презентацию не увенчались успехом. Когда Везир муалим был на приеме у министра культуры города Баку, как он мне сам рассказывал, тридцатипятилетний глава ведомства, что в книге допущены политические ошибки. Когда я спросила у Гульшан-ханум, директора музыкальной школы имени Муслима Магомаева, где и хотели сделать презентацию, прочла ли она мою книгу за два месяца, на что она ответила: «У меня  нет времени читать вашу книгу и без разрешения уважаемого министра культуры не имею права сделать презентацию, к тому же в книге грубейшие ошибки политического характера». То есть, не прочитав книгу, посвященную великому музыканту, чьим именем названа ее школа, она удивительным образом заметила политическую ошибку.

Другая ханум раскритиковала мое произведение за сцену «со снегом», в которой будущий президент, будучи одиннадцатилетним мальчиком, ест пушистый снег на Арбате, чему свидетелем становится девятилетняя красавица Мехрибан. Ханум сокрушается, как я могла «святого» президента уличить в ребячестве перед будущей супругой. Вот какие ошибки были допущены в книге. Везир Муалим все успокаивал меня, призывал реагировать на критику спокойно и конструктивно, подбадривая меня: «Вот наш президент будет смеяться, когда прочтет твою книгу». На что я ответила тогда: «Брат, успокойся, до вашего президента книга не дойдет». Он так сильно переживал, что роман «Долгая любовь моя» не признали на моей родине. Я ему каждый раз говорила: «Мне достаточно, что меня признали в нашем маленьком подмосковном городе Видное. Меня наградили Золотой Есенинской медалью. А самое главное, Тамара Ильинична дала добро на издание». 17 августа Везир муалим пошел с моей книгой на Аллею Почетного Захоронения в День памяти Великого баритона и нашего земляка. Он дал интервью РИА Новости. Я теперь понимаю, что ему стоило ехать на Аллею через весь город в такую жару, чтобы отдать дань памяти со всеми поклонницами, где присутствовала сама муза нашего Муслима Магометовича. В этот день мы с ним обменивались фотографиями — он с Аллеи Почетного Захоронения, а я из Москвы у памятника М.Магомаева.

Я прилетела в Москву, так и не дождавшись разрешения самого «культурного» чиновника Баку на проведение презентации книги, из-за «грубейших политических ошибок». Но с тех пор почти каждый день я общалась со своим удивительным новым другом — Везиром. Я чувствовала, как он тяжело дышит и по-прежнему на мои пожелания: «Ай, брат, береги себя, ведь жизнь у нас одна» он отвечал: «Вот-вот жизнь одна и надо успеть сделать очень многое, пока ты жив. Я умирать не собираюсь, впереди столько дел. Я обязательно должен перевести твою книгу!». Мой мобильник пиликал каждое утро, это значило, что в очередной божий день мой друг и названный брат присылает мне хорошее настроение на весь день. Вот уже несколько дней мой телефон молчит по утрам, я больше не получаю интерактивных позитивных открыток от замечательного Человека, сына своей Республики, писателя, публициста и переводчика.  Я очень скучаю, дорогой мой Везир!

Вот некоторые отрывки из его электронных писем ко мне:

— Салам. Молодцы. Браво. (Это его отклик, как моя внучка с другими детьми читает со сцены стихи Микаила Мушвика, Сергея  Есенина и Низами Гянджеви).

— А танцуешь ты? Я думал, что школьница летит. Настоящая лезгинка.

— Салам. Очень и очень рад. Как ее душа желает. (Это отклик на фото, как Тамара Ильинична написала на моей книге: «Спасибо за память. Тамара Синявская.)

— Взаимно. На негатив не обращай внимания, плюнь. Улыбайся, и больше общайся с хорошими людьми. (Я ему жаловалась на нападки некоторых поклонниц на мою книгу. Например, «Как вы посмели написать, что собачка Чарли умерла после Магомаева, а не при жизни за несколько недель до его кончины» и т.д.).

— Муслим вошел в историю с золотыми буквами. А те, которые обзывают его -это мелкие людишки. Я еду в город на процедуры, после обеда напишу.

-У меня взяли интервью в руке с твоей книгой. Я рассказал о книге РИА Новости.

— Слушай, Теярочка, давай-ка, напечатаем в Баку твои книги. Сделают отлично и за копейки. Не больше 100 р за книгу. Друг обещал. Он хозяин слова. Сделает за себестоимость, как мне.

— Вчера был у Фазаира (это мой земляк и его друг). Он очень переживал по поводу твоей презентации. Пришлось успокоить его. Вот переиздашь, сделаем солидную презентацию с участием руководителей СП. А городской отдел «Бескультурья» не пригласим.

Что мне еще добавить мой названный брат и друг. Мы с тобой были знакомы не больше года, но столько добра и тепла получила от тебя. Ты будешь у меня в памяти, как и наш Великий Магомаев, пока я буду жить. АЛЛАХ тебе РАХМЕТ, дорогой мой Человек. Мои самые искренние соболезнования всем родным и друзьям покойного. Спи спокойно!!!..

Теяра Велиметовачлен Союза писателей России. Награждена Золотой Есенинской медалью за роман «Долгая любовь моя»