Федеральная национально-культурная автономия азербайджанцев России
ФНКА азербайджанцев России создана 1 октября 1999 года

Сам Ельцин… оценил!

  • 04/10/2017 --
  • Просмотров: 4462

Это невероятно, но факт! В середине  90-х мне позвонили из Москвы, из администрации Президента страны, и сообщили, что мой материал, опубликованный на первой странице главной газеты МВД РФ «Щит и меч», где я работал собственным корреспондентом, произвёл сильнейшее впечатление на Бориса Николаевича, и он просил сообщить вам об этом и передать привет! С ума можно было сойти от такого сообщения! Уж не розыгрыш ли, подумал я? Но это было ещё только начало, дальнейшие события не оставляли никаких сомнений в правдивости этого невероятного сообщения.

… А поводом для той публикации, о которой идёт речь, послужила встреча Президента России с сотрудниками милиции по случаю вступления в должность нового министра МВД России генерал-полковника (вскоре ставшего генералом армии) Виктора Ерина. Великолепная была встреча: деловая, дружелюбная, запоминающаяся.

Вот я и подготовил оперативный отчёт об этом событии в своей любимой газете «Щит и меч» в том же духе восторга и дружелюбности. И собеседником для этого выбрал своего земляка-нижегородца, участника той незабываемой встречи, полковника милиции Владимира Доброгорского, начальника Горьковского УВД на транспорте МВД РФ. И он, кроме всего прочего, столько тёплых слов сказал конкретно в адрес Бориса Николаевича, что мне уже и добавить было нечего: и заботливый, и внимательный, и доброжелательный, и деловой, в общем, отец родной!

Я так и записал, как он сказал. Слово в слово.

— Всё, Владимир Николаевич, — говорю другу, — быть тебе в скором времени генералом, президент обязательно ЭТО дело увидит, прочитает и, как полагается, по достоинству оценит. Как в воду глядел!

…Ельцин увидел «это дело» и оценил без промедления, в день выхода газеты, генерал Ерин постарался. Он приехал в Кремль с проектом Указа о присвоении генеральских званий командному составу МВД и пачку газет «Щит и меч», той самой, с собой прихватил для поднятия настроения, так сказать.

Президент сначала газету в целом посмотрел, потом прочитал репортаж о той самой встрече в МВД. Подобрел, улыбнулся, настроение заметно поднялось.

— Ну, давай, Виктор Фёдорович, свой проект, кто там у тебя в генералы метит?

Быстренько пробежался по фамилиям и не нашёл того, кого… хотел бы найти!

— А почему Доброгорского не вижу? – поднял он удивлённые глаза на министра.

— Борис Николаевич, полковник Доброгорский в следующем приказе обязательно будет. Я лично прослежу! – заверил Ельцина Ерин, — Он даже поначалу был в этом списке, но в последний момент… вылетел.

— Что значит, вылетел? – поднял удивлённые глаза на министра Президент. –  Он должен быть в ЭТОМ приказе! Отправляйтесь к себе, подготовьте новый приказ, и сразу ко мне. Через час жду.

Ерин вернулся к Президенту уже через полчаса, а через час полковник Доброгорский стал … ГЕНЕРАЛОМ!

Мне тут же из редакции позвонили, и чудо-новость сообщили. Поздравили с такой великой, нашей общей победой! Вот уж, поистине, пресса великая сила!

…Как раз в тот самый момент ко мне в корпункт, который размещался в областном УВД, по привычке заскочил на чашку чая бывший начальник УВД генерал-майор милиции в отставке Юрий Усачёв.

— Юрий Александрович, как хорошо, что вы зашли, только что позвонили из Москвы, сообщили радостную весть о том, что Президент подписал Указ о присвоении генеральских званий, среди «новоиспечённых» генералов и ваш бывший воспитанник Владимир Доброгорский, к счастью, оказался. Давайте подъедем к нему и первыми поздравим, он, по-моему, ещё даже не знает об этом.

— Ура-ура! Я очень рад! – обрадовался Усачёв. – Звони Володьке, пусть «поляну» готовит. Едем! Поздравим от души! Помню, начальником районного отдела милиции его назначил, и не ошибся.

Тут же звоню другу, передаю привет от генерала Усачёва и сообщаю радостную весть: «Николаич, мы с Усачёвым едем поздравлять тебя с новым, высоким званием! Готовься!».

Думал он обрадуется безмерно, а там…тишина! Странное замешательство и досадное покашливание. Непонятно!

— Григорьич, ну хоть ты-то не прикалывайся, мне друганы уже звонили из кадров МВД, и буквально огорошили: в этот приказ я не попал… Обидно до слёз. Извини.

— Николаич, а ты ещё разочек позвони своим друганам, глядишь, снова огорошат. Я знаю, что говорю, — звони, не тяни! А мы с генералом Усачёвым к тебе уже выезжаем.

…Сажусь за руль своей служебной «Волги» и мчимся с Усачёвым чуть ли не в другой конец города. А там… У самого порога в здание УВДТ, нас встречает… радостный и до безумия счастливый полковник… Нет-нет, теперь уже, простите, не полковник, — генерал! Генерал Доброгорский!

Судя по счастливому выражению лица, он уже рад и счастлив, поскольку, теперь-то уже  знает всё и без нас. Видно, друганы сами перезвонили, сообщили, и поздравили. Вот только понять они никак не могли: что же такого невероятного могло произойти за один только час, когда уважаемого всеми человека, сначала убирают из проекта Указа Президента, а потом вновь в спешке возвращают. Да ещё по высочайшему указанию самого Бориса Николаевича!

…Вот и все, что я хотел рассказать по этому поводу вам, мои дорогие друзья. Пожалуй, это была самая яркая страница в моей творческой биографии. Ничего подобного и близко не было. Да и вряд ли когда-нибудь ещё будет. Вот почему с таким трепетным восторгом храню эту историю в своей памяти и сердце.

Уникальный случай! Не повторяется такое никогда!

Валерий ТАТАРИНЦЕВ